Выложил на самиздатовской странице фрагменты 1-й части цикла. Желающие могут прочесть там подборку, пройдя по ссылке:

 

Здесь буду выкладывать отдельные материалы.

Вкратце — о чём речь.

Самоцитата:

  • Цикл заметок о крупнейшем издательстве «ЭКСМО» и состоянии книгоиздата в России. Как оффшорное издательство монополизировало книжный рынок, «темники» для авторов, «рабы на галерах», книжный фастфуд и другие острые темы. Информация к размышлению для МТА и издающихся авторов. Документальная повесть, часть 1-я.

 

  «20 лет с правом переписки». Анонс цикла заметок.

 06.03.2015        Что ж изберете вы?

Поэт    Свободу.

 Книгопродавец    Прекрасно.

Вот же вам совет;  

 Внемлите истине полезной:   

Наш век — торгаш; в сей век железный  

 Без денег и свободы нет.

 

  Тезисно.

1. «Незаменимых писателей у нас нет».  Затрудняюсь сказать, кому принадлежит авторство. На днях выяснилось, что сие изречение относится и к автору 40+ книг Сергею Соболеву. Во всяком случае, ситуация на данный момент выглядит именно так.

 2. Менее всего мне хотелось именно такого развития событий.  Я человек неконфликтный, склонный к поиску компромиссов. Но прогибаться под требования, продиктованные «книгопродавцами», ссылающимися на «временную непреодолимую ситуацию», не намерен.  Иными словами, для меня предпочтительнее «свобода».  Тем более, что условия, диктуемые издателями, и обозначаемое ими как «рыночные партнерские отношения», иначе, как кабальными, не назовешь.

  3.  Как-то скучновато проходит Год литературы, вы не находите, друзья? Казенно. Буднично. Без огонька.  «Есть отдельные проблемы». Ну да, конечно. Проблемы не отдельные, а системные. Что-то надо менять в консерватории.  Прежде всего, это касается ведущего издательства — ЭКСМО.

  4.  Сейчас у меня возникла пауза. Не очень приятно оказаться в подвешенном состоянии, но это жизнь.  Не люблю сидеть без дела. Поэтому нашел себе занятие.  Собираюсь написать цикл заметок. Полагаю, читателям — в Год литературы — будет интересно узнать, какова специфика партнерства издателей и писателей, и как нынче живется автору — на конкретном примере.

 5.  Опять же, читатели ворчат. Выдвигают претензии к современным российским авторам, к качеству публикуемых произведений (во многом справедливые). Отвечу по мере сил и знаний; постараюсь высветить какие-то неизвестные, неочевидные для обычного читателя вещи, имеющие отношение к внутренней кухне; проиллюстрирую с выписками, скринами, примерами из служебной переписки.  За всех авторов не стану говорить; но от себя, что знаю, чем владею, пережитым и подмеченным в профессии, наблюдениями, конкретикой (на примере ряда проектов) — этим поделюсь.

   6.  Кроме коллег по ремеслу и любознательных людей, такая серия заметок, полагаю, будет представлять интерес и для нижеследующих господ:  — руководителя группы мужской остросюжетной прозы издательства ЭКСМО Дышева А.М.,  — директора редакции Љ1 издательства ЭКСМО Рубиса С.А.,  — генерального директора и совладельца издательства ЭКСМО Новикова О.Е., вице-президента Российского книжного союза.

7.  Этот цикл заметок надо как-то назвать.

  «Апокалипсис от Сергея Соболева»?

Звучно, где-то даже с намеком, но читатель может подумать, что речь пойдет о «конце света». Хотя ἀποκάλυψις — на старогреческом Койне означает ни что иное, как «раскрытие, откровение».

Этот вариант неплох, но выглядит несколько претенциозно.

 

  «Апокриф от Сергея Соболева»?

 Интригующее название.

До чего же мне нравится сам этот термин — «апокриф» (ἀπόκρῠφος — скрытый, сокровенный, тайный)…

 Однако, склонюсь к третьему варианту.

Цикл заметок, выкладка которых начнется в ближайшие дни, будет носить следующее название:

 «20 лет с правом переписки».

 

   «20 лет с правом переписки» (2). Черный лебедь

9.3.2015

  Анонс

Здесь было полторы страницы текста, написанных в качестве подводки.

Перечитал, немного поразмыслил, и понял, что надо поступить так, как обычно практиковал последние годы, когда брался за новую работу. Нечего тянуть кота за причинное место. Начинать надо с события (сколь-нибудь важного), — потому как внутренние монологи автора никому не интересны.

 В минувший вторник ко мне наведался «черный лебедь».

  Как я догадался, что это именно то, о чем я подумал?

Очень просто.

Открыл письмо из редакции, прочел, и мгновенно осознал — он, «черный лебедь».

Довольно крупная особь; сам он, кстати, больше в серую масть, а вот буковки-перья, так те реально чорные-пречорные.

Не скрою, меня удивил такой поворот.

Вроде бы ничто не предвещало; и даже наоборот, имелись основания надеяться на перемены к лучшему.

 Неприятно, что уж там. Однако, представляется, что не одному мне придется в ближайшие дни проходить тест на «антихрупкость».  Черные лебеди, они ведь в обе стороны могут летать.

Для зачина — фрагмент послания, полученного из ЭКСМО минувшей осенью:        Антихрупкость — совсем не то, что эластичность, гибкость или неуязвимость. Гибкое либо эластичное противостоит встряске и остается прежним; антихрупкое, пройдя сквозь испытания, становится лучше прежнего. Этим свойством обладает все то, что изменяется со временем: эволюция, идеи, революции, политические системы, технические инновации, процветающая культура и экономика, выжившая фирма,..

 Нассим Николас Талеб  «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса».

http://sobolev-sv.livejournal.com/682668.html