Группа боевиков числом около сорока стволов, в числе которых есть и те, кто готовы стать шахидами, завершают курс «боевого слаживания» во временных лагерях километрах в пятистах от Москвы. У них надежные документы, маршруты и явки оговорены заранее. Командиры жестоки, расчетливы, имеют за плечами кровавый опыт и базовую военную подготовку. Из нескольких потенциальных целей организаторы наконец выбирают «оптимальный вариант». 
А именно: общинный Центр в подмосковном городе  М-ск, где на Хануку должно собраться немало народа.

                            ЧЕРНЫЙ  ОТРЯД

                           Заявка на сценарий 
                        остросюжетного телесериала

                       по роману Сергея Соболева «Черный отряд».

      Жанр:  боевик, драма, экшн.   
      Формат: телесериал 12х45. Возможен и вариант с производством сценария для п\м.
      Готовность: с учетом наличия литературной основы первый драфт сценария — 60 суток.                  

      СЮЖЕТНАЯ ИДЕЯ.

      Группа боевиков числом около сорока стволов, в числе которых есть и те, кто готовы стать шахидами, завершают курс «боевого слаживания» во временных лагерях километрах в пятистах от Москвы. У них надежные документы, маршруты и явки оговорены заранее. Командиры жестоки, расчетливы, имеют за плечами кровавый опыт и базовую военную подготовку. Из нескольких потенциальных целей организаторы наконец выбирают «оптимальный вариант».

     А именно: общинный Центр в подмосковном городе  М-ск, где на Хануку должно собраться немало народа.

     У организаторов далеко идущие планы: акция в М-ск должна стать лишь  первой по  счету из целой цепи задуманных по сценарию масштабных террористических акций на территории России и в самой столице.  Захват большого числа заложников и занятие самого комплекса зданий еврейской общины  может послужить запалом для взрыва огромной силы. 

      Операция спланирована до мелочей и на первом этапе террористам сопутствует удача. Захвачены сотни заложников, штурм откладывается в силу ряда причин, ситуация близка к катастрофе. Именно в этот пиковый момент проявляют свои лучшие качестве некоторые из тех, кто оказывается среди заложников. Это Сергей Ремезов, охранник, в прошлом армейский офицер, молодая адвокатесса Маша Фельдман, двое отважных юношей, недавно являвшихся непримиримыми врагами и еще пожилая женщина, знающая тайну особняка, который захвачен «черным отрядом». Противостояние этих простых, казалось бы, граждан с подготовленными боевиками предопределит исход дела и повлияет на судьбу многих людей. 

 
     СИНОПСИС.

     Наши дни.
     Сергей Ремезов, бывший офицер спецназа ГРУ, по завершению контракта возвращается из Северного Кавказа в родной подмосковный город, где и устраивается на работу в частное охранное предприятие. Среди клиентов этого ЧОПа местная еврейская община, только что отспорившая по суду крупный участок в центре города и вернувшая построенное еще до революции общинное здание. В последние дни резко возросла напряженность вокруг общины, провокации и антисемитские выпады случаются почти ежедневно. Кто за всем этим стоит? Охранное агентство, с которым у общины заключен клиентский договор, выделяет для «усиления» своего нового сотрудника.

     Ремезов — ему около тридцати, уроженец здешних мест — рьяно берется за дело. И уже вскоре вместе с коллегами задерживает при попытке устроить дерзкую провокацию нескольких местных «бритоголовых».

      Здесь его ожидает крайне неприятный сюрприз: среди «скинов» оказывается  «племяш» Слава, сын старшей сестры Ремезова.

      Через него Сергей выходит на одного из лидеров нацистской группировки, который по заданию так и оставшихся неустановленными лиц, выступивших спонсорами, организовывал ксенофобские акции. Что в целом весьма накалило ситуацию в конкретном городе и вокруг именно местного культурно-общинного центра.

       Ремезов с коллегами взялись жестко и предметно проучить «разжигателей». После их общения с местными нацистами делаются выводы, что новых нападений на общинный центр и активистов  в городе М-ске теперь не будет долго.

       В первый же день Ремезов знакомится с Машей Фельдман. Поначалу эти двое относятся друг к другу едва ли не враждебно. Она — начинающий адвокат, привлекательная молодая женщина лет двадцати шести.  Работает в юрконсультации и одновременно активнейшим образом участвует в возвращении общине ее имущества. Вердикт суда затрагивает интересы весьма влиятельных господ. В ее адрес поступают анонимные угрозы; но это лишь фон к дальнейшим событиям.

       Фельдман обнаруживает в архивах интереснейшие документы. Часть из них касаются «сумасшедшей старухи» Цили Радзиховской (которую опекает по линии общины сама Маша). Выясняется, что «баба Циля», одинокая пожилая женщина, в своей жизни хлебнула столько горя, сколько другим и не представить. Прошла через немецкие концлагеря и сталинские застенки. С ней оказывается связана одна из жгучих тайн особняка, в котором вновь располагается подмосковный общинно-культурный Центр. Только она в точности знает, что  в действительности произошло в М-ске полвека назад, почему были арестованы несколько молодых людей, кто их предал  и какова судьба членов «подпольной молодежной секции организации «Бейтар».

     Другие добытые Фельдман архивные документы указаывают на то, что сам этот особняк ХIХ века, который реставрируется и готовится принять обширную делегацию гостей из разных стран, содержит в себе некую важную, но неразгаданную тайну. 

      Между Ремезовым и адвокатессой возникает сильное чувство. Зачастую так и случается, что «противоположности» притягиваются, как магнитом. Между тем, наступает утро дня, на которое загодя назначено торжественное мероприятие в честь Хануки и открытия Центра с большим количеством приглашенных…



      Одновременно с линией «Фельдман-Ремезов», которая служит прелюдией к трагическим событиям, развивается история собственно самого «черного отряда». Эта тема возникает уже в самом начале сюжета. Один из охотников-браконьеров обнаруживает в глухой местности чужаков: их лагерь находится на территории давно заброшенного леспромхозовского поселка.  Невольно он становится свидетелем жестокой казни одного из «чужаков»: его убивают свои же. Бывший егерь, которому удается уйти оттуда незамеченным, вспоминает об этом случае некоторое время спустя, когда его берут с поличным сотрудники местного УВД. Розыскники, действуя по его наводке, обнаруживают в лесах базу подготовки, но группа вооруженных людей уже успела покинуть это место, они ушли, почти не оставив следов. В Москву, в соответствующие органы направляется тревожная информация на этот счет, но сведения – запоздали.

    Тем временем, группа боевиков числом около сорока стволов, в числе которых есть и те, кто готовы стать шахидами, завершают курс «боевого слаживания» во временных лагерях километрах в пятистах от Москвы. У них надежные документы, маршруты и явки оговорены заранее. Командиры жестоки, расчетливы, имеют за плечами кровавый опыт и базовую военную подготовку. Из нескольких потенциальных целей организаторы наконец выбирают «оптимальный вариант».

     А именно: общинный Центр в подмосковном городе  М-ск, где на Хануку должно собраться немало народа.

     У организаторов далеко идущие планы: акция в М-ск должна стать лишь  первой по  счету из целой цепи задуманных по сценарию масштабных террористических акций на территории России и в самой столице.  Именно захват центра с заложниками, по мысли закордонных заказчиков,  может послужить  запалом для взрыва огромной силы.

     И вот наступает первый день ханукальных праздненств,  «час «Ч» для многих людей.

     Ремезов вынужден пропустить самое начало мероприятия, на которое также приглашен. Первую половину дня он проводит в кабинете следователя военной прокуратуры: открылись неприятные обстоятельства, касающиеся одного из эпизодов его службы на Северном Кавказе. Ответив на вопросы следствия, он сразу отправляется  к общинному комплексу и приезжает на место с получасовым опозданием.

      Но что это? Ремезов поначалу не верит своим ушам: на территории центра явственно слышны одиночные выстрелы и автоматные очереди. Возле  ворот с изображением звезды Давида стоит изрешеченная выстрелами милицейская «канарейка». Видны тела двух убитых кем-то милиционеров. Убит и охранник, дежуривший у вьездных ворот…

    Возле здания общины среди разнокалиберного транспорта снуют фигурки людей в камуфляже, в масках и бронежилетах. Террористы, боевики «черного отряда», действуют слаженно, как единый механизм. Одни сгоняют многочисленных заложников, среди которых много детей-подростков, в обширные подвальные помещения. Другие торопливо минируют здание и постройки. Третьи, расположившись в ключевых точках комплекса, готовы открыть огонь на поражение по всякому, кто попытается проникнуть на территорию захваченного только что вместе с собравшимися на празднование людьми общинно-культурного центра.

      Напуганные, растерянные прохожие, местные жители, толком не понимают, что происходит. Впрочем, кто-то уже звонит в 02. Сергей тоже успевает сделать короткий звонок с важным сообщением. К воротам, возле которых он затаился, направляются вооруженные люди в шлем-масках. Когда они закроют эти ворота, установят здесь растяжки, мины и «сигналки», мир для многих поделится на тех, кто остался внутри охраняемого «периметра» и тех, кому повезло.

     Ремезов вышел из своего укрытия и, подняв руки, прошел через ворота еврейской общины. Тем самым он предопределил свою участь: пополнил ряды заложников, за жизнь которых теперь никто не даст и ломаного гроша.

     Уже с первых минут захвата общинного центра террористами начинается настоящая драма. Боевики, которыми командует некий Амир, в считанные минуты берут ситуацию под свой полный контроль — и в самом комплексе общины, и на прилегающей территории, огороженной металлической изгородью.

     Из трейлера выгружаются взрывчатка, оружие, боеприпасы, системы связи и слежения. Все снимается на камеру, «картинка» появляется на некоторых массово посещаемых интернет-порталах. Сделаны контрольные звонки, благо связь с мобильными операторами пока еще работает исправно.  Информация распространяется подобно пожару в засушливую погоду!  Люди в камуфляже с повязанными зелеными – с арабскими письменами –  лоскутами материи головами устанавливают мощные фугасы во всех частях здания и в примыкающих постройках. У  них разношерстная «команда», это люди разных национальностей, обьединенные фанатизмом, ненавистью. Или же, как некоторые наемники, движимые  и мотивированые еще и крупными денежными суммами… 

     Они очень, очень опасны, что продемонстрировали уже в первые минуты нападения. Кроме милиционеров и охранника также – для устрашения – боевики убивают еще двух женщин, директора общинного дома и повара.

      На место событий подтягиваются первые вызванные по тревоги наряды милиции и сотрудники других силовых организаций. Но поздно: любая попытка неподготовленного штурма гарантированно повлечет за собой массовую гибель заложников.



      Маша Фельдман как активист общины тоже оказывается в числе заложников. Амир приказывает именно ей сделать первое сообщение для властей о захвате общинного центра. Затем он уже сам сообщает по телефону перечень выдвигаемых террористами требований. Маша в какой-то момент видит, как к этим зверям в камуфляже присоединяется Ремезов, человек, с которым она была очень близка близка. У нее возникают страшные подозрения. Неужели Сергей причастен к появлению здесь этих ужасных людей? Неужели он специально устроился в ЧОП и сблизился с активистами общины, чтобы все пронюхать, выведать изнутри, снабдить пославших «черный отряд» всей необходимой информацией? Значит… в случившемся есть и доля ее вины?

     Но ее подозрения, как выясняется, безосновательны. Ремезова допрашивают, избивают, после чего бросают в подвал с заложниками.

     Сергей приходит в себя, когда какие-то юноши-подростки пытаются втащить его через лаз в подвальное помещение меньших размеров. В одном из юнцов он узнает своего Славку. Ах да… он ведь сам настоял, чтобы Слава  для профилактики, дабы мозги встали на место, приходил в общину и участвовал в реставрации здания, бесплатно, волонтером.

      Слава второпях поведал, что он с новым приятелем Аликом, кстати, младшим братом Маши Фельдман, еще вчера, занимаясь уборкой одного из подвалов, обнаружили этот самый лаз. Пользуясь тем, что боевики поначалу не провели перекличку и не пересчитали всех взятых заложников, трое, а именно Ремезов и двое юношей, укрываются в одном из потайных помещений, оборудованных под фундаментом особняка. Алик успевает взять с собой ханукию, фонарь, спички. В небольшой камере есть кое-какие инструменты: их притащили сюда юнцы, а отнести обратно – не успели. Другие заложники по указанию Маши Фельдман закрывают проем в стене старым шкафом.

      Переговоры террористов с властями идут крайне тяжело. Спецназ тщательно готовится к штурму, но приказ начать спецоперацию по осовобождению заложников не поступает ни в первую ночь, ни во вторую. Нервы напряжены до предела. Силы заложников на исходе, любая неточность или промах могут повлечь за собой катастрофу.

      Тем временем, троица, сумевшая укрыться от глаз боевиков в подземелье, не сидит, сложа руки, но пытается найти выход из этой довольно тесной подземной «каморы». Сергей, рискуя быть услышанным, простукивает стены помещения, после чего выдвигает предположение, что за одной из стен имеются какие-то «пустоты». Работая одним лишь скребком, стараясь не шуметь, они принимаются разбирать крепкую каменную кладку. Алик позволяет себе отвлекаться лишь на короткое время: он читает молитву, поддерживает ханукальный огонь, зажигая в должное время новые свечи.

      Спустя почти двое суток этой адовой работы им удается разобрать часть стены… Но за ней обнаруживается еще один короткий лаз и еще одна каменная кладка.

      Требования террористов ужесточаются. Они расстреливают еще двух заложников. Маша Фельдман, как может, успокаивает несчастных людей. В какой-то момент ей приходит на помощь «баба Циля». Эта пожилая женщина, оказывается, являет собой образец мужества и стойкости. Кроме того, она знает множество разных историй… В том числе захватывающую и драматическую историю этого особняка, тех людей, которые в 1952 году, во времена «дела врачей», создали подпольную ячейку молодежного «Бейтар».

      Она, Циля Радзиховская, красивая в ту пору молодая женщина, которую не сломили ни вильнюсское гетто, ни суровые реалии послевоенной жизни, тогда разрывалась, казалось, на две части. У нее был роман с человеком, которого она не могла себе позволить любить: с офицером госбезопасности. Но именно это обстоятельство до поры оберегало «бейтаровцев» от провала и даже позволяло им накапливать в тайниках оружие, медикаменты и провиант на случай «депортации», о которой, как и о приготовленных вагонах и пересыльных лагерях, в ту пору говорили, как о неминуемом. Самый большой тайник был оборудованы именно в одном из подвалов этого здания, в котором в ту пору располагалась музыкальная школа.  В 1952 году, когда сталинские чекисты арестовали нескольких «бейтаровцев», — Циля около года провела во внутренней лубянской тюрьме – этот тайник с оружием, кажется,  так и не был обнаружен.



     Маша Фельдман передает Ремезову весточку о тайнике, который, возможно, не был найден и вскрыт более полувека назад. Эта информация оказывается своевременной: ситуация с освобождением заложников становится все более драматичной. Амир и двое самых близких к нему людей ведут собственную игру – они-то не собираются здесь погибать. А вот заложники должны умереть. Все до единого.

     Ремезов и двое юных помощников находят тайник. В каморе они обнаруживают несколько ящиков, а в них… оружие в промасленной ветоши. Счет идет уже на секунды: спецназ готовится штурмовать, а в стане боевиков начинается разброд и шатание.

      Ситуация чревата взрывом и огромными людскими потерями. Судьба сотен людей висит на волоске.
      Именно в этот пиковый момент отважные действия самих заложников в сочетании с своевременной помощью тайно пробравшихся в здание сотрудников «Альфы» позволяют переломить драматичный ход событий. Заложники оказываются уже вскоре в полной безопасности. Ну а «черный отряд» полностью прекращает свое существование: живыми никого из террористов решено не брать.

    Примечание. Доматериалы к заявке  по запросу.