На кону большие ставки: организаторы проекта «Нимрод» борются за многомиллиардный контракт по разработке и внедрению новых технологий, которые позволили бы надежно контролировать поведение отдельных личностей и групп потенциально опасных людей.
   Ради денег эти деятели готовы сами пойти на любые преступления.  Место для экспериментов подходящее: особый лагерный пункт, куда доставляют специально отобранных заключенных, имеющих «тяжкие» статьи и большие сроки по приговору, находится вдали от дорог и населенных пунктов.

 

Вниманию г.г. продюсеров, режиссеров, редакторов кино и телекомпаний.


   СЕРГЕЙ СОБОЛЕВ
   
   ЗАЯВКА НА СЦЕНАРИЙ Т/СЕРИАЛА 8-12х48м.
   И/ИЛИ ПОЛНОМЕТРАЖНОГО ФИЛЬМА.
   
   ПРОЕКТ «НИМРОД»
   
   
   ПО РОМАНУ С.СОБОЛЕВА
   «Вживленный «Чип контроля» В.Ч.К.»
   (переиздание — «Марш-бросок», «Лесная схватка»)
   
   
   Рабочее название: «Проект «Нимрод». Еще один вариант названия — «В.Ч.К.»
   
   Формат: телесериал 8-12х48м. Возможен также вариант с созданием сценария для производства полнометражного фильма 100-120 мин.
   
   Жанр: остросюжетный детектив, криминальная драма с элементами конспирологии.
   
   Аудитория: без ограничения.
   
   Синопсис краткий.
   На кону большие ставки: организаторы проекта «Нимрод» борются за многомиллиардный контракт по разработке и внедрению новых технологий, которые позволили бы надежно контролировать поведение отдельных личностей и групп потенциально опасных людей.
   Ради денег эти деятели готовы сами пойти на любые преступления. Место для экспериментов подходящее: особый лагерный пункт, куда доставляют специально отобранных заключенных, имеющих «тяжкие» статьи и большие сроки по приговору, находится вдали от дорог и населенных пунктов. Вокруг глухая тайга, болота, заброшенные леспромхозы и обезлюдевшие деревеньки.
   Устроители организовывают масштабное шоу для ВИП-гостей ( от которых зависит финансирование проекта), с заранее, казалось бы, предопределенным результатом. Инсценируется побег заключенных. Гибнут охранники, вооруженные зэки вырываются на свободу. Все выглядит так, как бывает в реальности. Те несколько человек, которых заблаговременно вычеркнули из списков живых, — среди них оказывается и главный герой Анохин — делают все возможное, чтобы избежать гибели и вырваться на свободу. Похоже, что они подопытные зверушки в какой-то операции. Но заключенные не согласны на эту роль. Они звери покрупнее и поопаснее.
   В центре интриги оказывается также московский оперативник капитан милиции Швец. Выполняя заказ частной клиентки, молодой красивой женщины, он нечаянно прикасается к самым жгучим тайнам современности. И становится вместе с заказчицей крайне опасным для тех, кто стоит за проектом «Нимрод». На них тоже идет охота, но преследование ведется уже не в глухой тайге, а в огромном мегаполисе.
   Готовность: с учетом наличия литературной основы (романа), первый драфт сценария — 90 дней.
   
   
   СИНОПСИС РАСШИРЕННЫЙ
   Наши дни.
   Ничто не предвещало беды. Молодожены Сергей и Ольга Анохины отправляются в путешествие из Калининграда в Псков (там проживают родители Сергея) проездом через Москву. Они решают задержаться в столице на пару дней, но трагическое обстоятельство вмешивается в их планы. Когда Анохин (ок. 30-ти, офицер морской пехоты) неподалеку от вокзала покупает жене цветы, всего в нескольких шагах от них гремят выстрелы — убит один из сотрудников ближайшего отделения милиции.
   Пару иногородних граждан, на которых указывает кто-то из зевак, задерживают и отвозят в отделение. Во время допроса случается ЧП: оперативник, не рассчитав силы, наносит смертельную травму жене Анохина. Чтобы избежать ответственности, милиционеры подделывают документы, переписывают протоколы. Против самого Анохина возбуждено уголовное дело, он получает по приговору суда восемь лет «строгого».
   Свежеиспеченный з/к Анохин попадает с этапом в провинциальную пересыльную тюрьму. Сергей не готов смириться со случившимся. Он думает о побеге и о том, что должен разыскать и наказать тех, кто виновен в гибели супруги и в том, что произошло с ним самим.
   «Пересыльная» сразу же тестирует Анохина на крепость характера: следуют жесточайшие разборки с авторитетными сокамерниками и сотрудниками СИЗО. Кажется, теперь его дело труба; такие, как он, здесь долго не живут. Но своенравный зэк, успевший уже в первые дни пребывания в «пересылке» громко заявить о себе, попадает в поле зрения сотрудников некоей «Особой комиссии», работающей автономно, при полном содействии местного руководства объектов, приписанных к ведомству УФСИН\ГУИН. Последние обладают серьезными полномочиями. Они заняты отбором «кандидатов» для участия в спецпрограмме, о целях которой известно лишь очень узкому кругу посвященных. Возглавляет комиссию Дмитрий Абросимов, младший отпрыск влиятельной династии. Анохина отбирают в «особую команду». В которую включают еще примерно с дюжину отпетых рецидивистов (всем им нечего терять в этой жизни).
   Группу зэков этапируют в удаленную от населенных пунктов спецзону, где им создают… практически курортные условия. Суперкормежка, комфортные камеры,, медицинские осмотры, обязательные прогулки на свежем воздухе — о таких условиях любой зэк может лишь мечтать.
   Но есть и странности. Объект охраняется гораздо круче обычной зоны. А сама «начинка» скорее подходит для хайтековской лаборатории, нежели для таежного лагеря. Здесь Анохину удается тайком законтачить с талантливым ученым Глебовым История этого человека тоже трагична. Глебов уже несколько месяцев находится в этой удаленной «точке», где имеется все необходимое для продолжения его перспективных исследований. Шантажируя семьей, его заставляют работать на нового хозяина.
   Именно от Глебова Анохин узнает некоторые детали этого безжалостного эксперимента. Всеми делами на правах единоличного хозяина здесь заправляет Абросимов-младший (чуть за 30, атлетично сложен, блондин-альбинос, хороший организатор, крайне жесток) — для этого деятеля убить человека, все равно что прихлопнуть муху.
   Отъевшиеся на казенных харчах «авторитеты» совершают несколько попыток «приговорить» строптивого морпеха. Но их усилия тщетны: двое уголовников уже поплатились за это жизнями… Перед Анохиным стоит сложная задача. Сначала надо дожить до того дня, когда их «команду» вывезут на секретный полигон. А затем, стряхнув с себя целую свору вооруженных до зубов поисковиков, совершить побег на свободу…
   
   Параллельно истории Анохина развивается сюжетная линия с участием Валерия Швеца (ок. 30-ти). Он коренной москвич, оперуполномоченный, работает в розыскном отделе УВД Южного административного округа столицы, капитан милиции. Рыжий, продувная бестия, холостяк, имеет свойство периодически влипать в неприятные ситуации. Раньше ему удавалось выкручиваться, но сейчас он, в поисках «халтуры», в стремлении подзаработать на стороне, пересек некую опасную грань.
   Началось все с просьбы однокашника: «Валера, нужна твоя помощь. Одна моя знакомая разыскивает своего пропавшего без вести родственника. Фамилия этого гражданина — Глебов. «Розыскное дело» заведено около полугода назад, но результатов пока нет. Родственница Глебова готова заплатить деньги за любую информацию. Помоги ей по своим каналам…»
   Швец, испытывая денежные затруднения, берется за эту «левую работу». Он встречается с «заказчицей», каковая оказывается симпатичной женщиной лет 27-ми. Швец начинает заново «пробивать» по своим каналам этого Глебова, пытаясь узнать, не появились ли в милицейских картотеках и базах данных за последние несколько недель новые сведения об участи этого человека. Одна из ниточек тянется к некоему фонду «Стратегическая безопасность ХХI». Щвец выясняет, что эту структуру возглавляет Николай Дмитриевич Абросимов (Абросимов-старший). Влиятельный человек, еще в недавнем прошлом являвшийся первым заместителей главы ГУИНа, мощного ведомства, на чьем попечении находятся почти миллион заключенных. На счета этого фонда идут огромные средства из каких-то финансовых источников.
   Швец наводит справки о самом Абросимове. Всплывают кое-какие детали и подробности прошлого. Оказывается, отец Николая Дмитриевича в свое время руководил Бутовским полигоном НКВД-ОГПУ-МГБ. Тем самым объектом, где в период сталинских репрессий осуществлялись массовые и единичные казни. Сам Николай Дмитриевич в семидесятые годы возглавлял некий секретный проект по линии КГБ, реализация которого была приостановлена после распада СССР. Его сын Дмитрий — подполковник внутренней службы, не последний человек в структуре УФСИН. Абросимов-младший, если судить по фото, как две капли воды напоминает своего деда, большого специалиста по части организации массовых казней. Швец разыскал пожилого человека, бывшего сослуживца Николая Дмитриевича, который приоткрывает оперу некоторые мрачные страницы из прошлого семьи Абросимова. Только после этого Валерий осознает, наконец, насколько опасными могут быть те люди, в чьи тайные сферы он вторгся в ходе поиска информации о пропавшем бесследно докторе Глебове.
   
   Клиентка, с которой Швец регулярно встречается, тоже оказывается непростой особой. Сначала она играет роль жены пропавшего без вести Глебова. Затем, когда Швец уличает ее во лжи, выдает себя за его любовницу. Потом за сестру, потом еще за кого-то. Вдобавок, как выясняет Швец через своего приятеля, от нее самой тянется ниточка к… одному из столичных охранных агентств. Швец осознает, что он угодил в центр сложной интриги, что он сам стал объектом манипуляций. Почуяв запах жаренного, он ставит в известность о происходящем свое руководство.
   Но поздно: и его самого, и «клиентку» во время их последнего свидания берут в крутой оборот (люди Абросимова с некоторых пор держат этих двоих в поле зрения). Парочку спустя какое-то время доставляют на полигон «Нимрод». Не пропадать же, на самом деле, столь ценному «человеческому материалу». Теперь им тоже предстоит принять участие в секретных экспериментах, но уже в роли «подопытных кроликов».
   
   На огромном, занимающем многокилометровые лесные угодья спецполигоне, начинается масштабное трехдневное «представление».
   В аккурат к его началу из Москвы прибывают «ответственные товарищи». Среди них два депутата Госдумы, лоббирующие интересы силовиков. И еще два крупных чиновника из Минюста и аппарата правительства РФ. Всех их доставляют сначала в ближайший облцентр, а оттуда на полигон — вертолетом. Именно от этих ВИПов во многом зависит дальнейшая судьба проекта «Нимрод». А также финансирование всей рассчитанной на многие годы программы «чипизации» отдельных групп населения и внедрение в жизнь новейших технологий контроля. За приоритеты, за потенциальные жирные заказы идет ожесточенная борьба между несколькими структурами. За которыми стоят различные конкурирующие меж собой персоны и силовые ведомства, такие как МВД, ФСБ и Минюст, к которому нынче относится и ведомство ГУИН (на одном из объектов которого и оборудован «исследовательский полигон»).
   Эти люди — лоббисты. Тут, как водится, надо показать «товар лицом». И если затея выгорит, если удастся предъявить руководству позитивные, впечатляющие результаты по проекту «Нимрод», то суммы, выделяемые из бюджета на создание подобных технологий, возрастут многократно — а значит, будет что делить, будет что «осваивать».
   ВИП-персонам сказано, что они смогут как зрители в театральной ложе понаблюдать за «реальным побегом». Причем действо будет происходить в «естественных условиях», максимально приближенных к жестоким реалиям нашего времени. Судьбы самих зэков, понятно, в расчет не принимаются.
   
   И вот, наконец, дан старт кровавому шоу. Конвой перебит, зэки захватили несколько стволов — вот она, воля вольная! Группа уголовников прорывается через дебри и болота на юг, к железной дороге, к людным местам, где проще затеряться, стряхнуть погоню. Они уверены, что их не остановят никакие кордоны. Они готовы убивать всякого, кто встанет на пути. Что и доказывают на деле, убив нескольких мирных граждан в первом же попавшемся сельце, через которое они пробирались к «железке».
   Но все оборачивается как-то не так, не тем боком. Патроны в захваченных «калашах» оказываются холостыми. В небе висят вертушки, поисковые партии дышат в затылок. В тайге,- даже такой глухой, почти безлюдной — как выясняется вскоре, слишком мало уголков, где можно укрыться. И вообще, погоня настигает их как-то слишком быстро; раз за разом смерть вырывает из числа беглецов очередную жертву.
   Кто-то играет с ними, как кошка с мышкой. Что за странные — и страшные — игры? Что за штуковины вшили каждому из них во время пребывания на спецобъекте? Наконец до некоторых из беглецов доходит, что они всего лишь — живые мишени. Складывается впечатление, что гибель ждет каждого из них, что живым из этой тайги не уйдет никто:
   ни матерые уголовники, ни Анохин и двое присоединившихся к нему мужчин.
   Впрочем, беглецы изо всех сил борются за жизнь. Партия сбежавших из особого лагпункта зэков разбивается на две группы. Они огрызаются, они сами нападают, в том числе и друг на друга. Группу, состоящую целиком из отпетых уголовников-головорезов, возглавляет по праву авторитета матерый уголовник Клещ — на свой лад умный, хитрый, весьма коварный субъект. Анохин и еще двое зеков откалываются от основной группы беглецов, иначе их убили бы сами бандиты. Клещ является смертельным врагом Анохина еще с кировской «пересылки», он ненавидит его люто, ненавидит, кажется, еще больше, чем собственных тюремщиков…
   Примерно половина беглецов, которых поманили свободой и для которых — вроде как — созданы условия, благоприятствующие побегу, гибнут в соответствии с тем сценарием, который втайне составлен Николаем Абросимовым и его сыном.
   Прибывшие из Москвы ВИП-гости с интересом следят за событиями на полигоне «Нимрод», находясь в комфортабельном поселке, затерявшемся в глухой тайге. Происходящее на полигоне снимается как с воздуха, так и операторами, включенными в состав поисковых групп.
   Картинка, соответственно, транслируется на мониторы.
   Собравшись в специальном просмотровом зале, слушая пояснения Абросимова-старшего, который берет на себя роль ведущего и комментатора, эти ВИП-персоны имеют возможность лицезреть во всех подробностях невиданное в истории ТВ-шоу с кадрами реального побега, погони, преследования и самых настоящих смертей…
   Однако, план Абросимовых дает сбои. Особенно донимает «хозяевов» Анохин и примкнувший к нему заключенный, многие годы служивший в этих местах егерем (третьего, парнишку, убивают люди из поисковой команды).
   Окончательно разделаться с этими двумя у Абросимова-младшего ну никак не получается. Новые технологии розыска и огромный численный перевес снивелированы умением, отвагой и иными качествами некоторых из «подопытных». Постепенно ситуация на полигоне, где обкатывается спецпрограмма «Нимрод», выходит из-под контроля.
   Падает в болото один из вертолетов с оборудованием и поисковой группой… Вот еще одна «вертушка», неосторожно приземлившись на лесной просеке, вспыхивает, подобно факелу… Один за другим исчезает несколько внедорожников, перестают отвечать рации некоторых постов.
   А тут еще и доставленная недавно из Москвы парочка — «рыжий» и его
   клиентка — обхитрив охрану, умудряются выбраться за пределеы незримой, но крепкой «клетки». Они тоже добавляют организаторам масштабного » шоу» головной боли. Ведь эти двое успевают слишком многое узнать о секретном проекте. О тех, кто за ним стоит и о дичайших методах, которые — словно вновь вернулся жестокий 37-й год — практикуются такими, как Абросимовы и их «деловые партнеры».
   Значит, Швеца и Данилову тоже нельзя выпускать живыми за пределы полигона; их следует быстро найти и ликвидировать.
   Последнее сражение разворачивается непосредственно на затерянной в тайге «главной базе». Выстрелы звучат уже в поселке, часть охраны с которого снята и брошена на поиски тех беглецов, которым все еще удается остаться в живых. К «базе» прорываются с двух сторон: не только Анохин и его новые союзники, но и Клещ с двумя все еще уцелевшими рецидивистами — эти тоже ищут единственно возможный способ вырваться за пределы проклятого полигона. Безопасность прибывших из Москвы ВИПов, равно как и судьба самого Абросимова-старшего, неожиданно поставлены под удар. Бой разгорается на единственной оборудованной площадке где уже проворачиваются винты двух вертолетов.
   И именно здесь, в финальной схватке, подводятся итоги. И самого этого дорогостоящего «эксперимента», вышедшего далеко за пределы человеческих и юридических норм, и итоги жизни Абросимовых, отца и сына.
   Анохин и его новые друзья — Глебов, егерь Уваров, Швец и «клиентка» — сумели выжить, они сломали чужую смертоносную игру. Теперь у них есть транспорт, есть деньги, есть средства связи. Будущее зависит уже от них самих; от того, какой путь для себя выберет каждый по отдельности.
   
   
   Главные персонажи.
   
   Анохин Сергей, он же «В-10″.
   Возраст — около 30-ти, крепкий, рослый, офицер морской пехоты. Сильный человек, попавший под пресс драматичных обстоятельств, но не сломленный ими. Осужден по сфальсифицированному делу по статье 228 (наркотики), восемь лет лишения свободы. После оглашения приговора этапирован в пересыльную, оттуда попадает в «особый лагпункт» на полигоне «Нимрод». Прозвище среди зэков — Морпех. Малоразговорчив, постигшее горе переживает внутри себя. Учитывая приобретенные на службе навыки и волевой характер — умеет за себя постоять. Ищет любую возможность для побега. В лагпункте ИТК-9 ему присвоен литерный номер «В-10″. Считается самым опасным из всех, кого отобрали в «литерную команду».
   На момент ввода Анохина в сюжет выглядит он так, как описано в книге
   Он (Абросимов) медленно обошел застывшего посреди помещения Анохина. Заметил, конечно, и чуть запавший живот, и слегка обозначившиеся ключицы, — но груднина была широкой, и ребра пока проступали не слишком явно, — равно как и бледноватый оттенок кожи: время, проведенное в камере, накладывает на облик всякого свою приметную печать… К тому же, голый человек, да еще остриженный под ноль и выставленный на обзор перед одетыми людьми, почти всегда представляет из себя жалкое зрелище. Но только не сейчас, не в данном конкретном случае; зэк Анохин относился ко всему происходящему с полным, совершенным, абсолютным равнодушием — его серые глаза словно задернуты изнутри шторкой…Физически этот человек — Анохин — все еще силен, крепок; от такого можно ожидать всякого…
   
   Швец Валерий.
   Капитан милиции, старший оперуполномоченный оперативно-розыскного отдела одного из столичных УВД. Коренной москвич, около 30-ти, выше среднего роста, нормального телосложения. Рыжеволосый (коллеги кличут «Рыжим»), числится у начальства на хорошем счету, но временами ведет себя «антисистемно». По службе занимается розыском пропавших граждан (ОРО). Взяток не берет и не дает, по-своему честен. Не равнодушен к тому, что происходит вокруг, но и не «донкихотствует», не пытается в одиночку что-то там изменить. По жизни — оптимист. В пределах своей служебной сферы вполне компетентен. Иногда позволяет себе «левый приработок». После развода проживает в милицейском общежитии, остро нуждается в деньгах. Имеет свойство иногда поподать в неприятные ситуации. Раньше удавалось выкручиваться, но сейчас он, в поисках «халтуры», в стремлении «честно» подзаработать на стороне, пересек опасную грань. К женскому полу после развода относится с долей настороженности и скепсиса. Что не мешает ему со временем «втрескаться» в свою клиентку Данилову.
   
   Данилова Мария (она же — Светлана).
   Возраст 27-30, симпатичная, умная, умеет нравиться. Профессионал, что касается общения с таким контингентом, как опер Швец и добычи информации, но несколько авантюристична. Кто готовил ее как спеца, — ФСБ или частная структура — кто ее подвел к оперативнику Швецу, этот вопрос долго остается открытым. Артистична, способна мгновенно менять маски и убедительно играть совершенно разные личности. Сегодня — нежная и нуждающаяся в мужской помощи блондинка, завтра — брюнетка, женщина-вамп, холодная расчетливая циничная особа. Собственный мотив для участия в столь опасных занятиях — деньги, доступ к новым связям, возможностям и информации, которая позволит еще выше подняться в жизни.
   Устроена как «матрешка»: сколько ни пытался Швец понять, кто реально скрывается за личностью «клиентки», представившейся сначала женой пропавшего ученого и врача Глотова, затем сестрой и любовницей, каждый раз он видел новое лицо, новую личину. В своем роде — женщина-загадка, эдакий спецслужбистский трансформер в женском обличии.
   Одно из описаний Даниловой, взятое из книги (так она выглядела в момент знакомства с Швецом):
   Женщине этой лет двадцать семь или около того. Рост примерно сто семьдесят, на ногах у нее туфли на низком каблуке. Одета в небесного цвета джинсы и белый свободный свитер. На правой руке, переброшенный через сгиб локтя, свисает светлого окраса плащ; на левом плече болтается дамская сумочка. Женщина действительно оказалась миловидной: приятное русское лицо с чуть вздернутым вверх носиком, чистый высокий лоб, зеленые глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами, пышные, судя по всему, каштанового оттенка волосы, заколотые на затылке в пучок…
   
   Глебов Игорь Валентинович.
   Талантливый ученый и врач (ок. 35-ти). Разработал технологию вживления биочипов в человеческие ткани. Несколько лет работал в закрытой клинике, которая финансировалась Абросимовым и его деловыми партнерами. Глебов очень увлечен своим делом, он гениален в своей области. Но он не сразу понял, в какую опасную затею втянули его «заказчики».
   История этого человека тоже драматична. Глебов уже несколько месяцев находится в этой удаленной «точке» на полигоне «Нимрод», где имеется все необходимое для продолжения его перспективных исследований. Шантажируя семьей, которая, предположительно, выехала на ПМЖ в Германию, его заставляют работать на создателей проекта «Нимрод». Глебов мечтает вырваться из западни. Рискуя многим, он идет на контакт с направленным в «особый лагпункт» з\к Анохиным. Надеясь с его помощью если не вырваться из этого гиблого места, так хотя бы передать через готовящегося к побегу Морпеха весточку о своем местонахождении.
   
   Бельская Надежда Викторовна.
   Ассистент Глебова, врач (хирург), 29 лет, миловидная, с хорошей фигурой, пожалуй, даже красивая. Бельская попала в сети Абросимовых примерно так же, как и Глебов. Эти двое работали даже в одной клинике. У Бельской был некоторое время назад роман с Игорем Валентиновичем. Она же помогала ему делать первые операции по вживлению новых биочипов. Умная, знающая, волевая… но ей не повезло. Примерно год назад при странных обстоятельствах погиб муж Бельской, а затем какие-то люди похитили ее сына. Как и в случае с Глебовым, с Бельской действуют по принципу «кнута и пряника». Раз в месяц она имеет возможность побыть с сыном, которого привозят. Ей перечисляют большие средства (как и Глебову), и обещают, что «вот еще чуть» и ее отпустят вместе с сыном на все четыре стороны. Но она понимает, что ее обманывают, и что вряд ли она сможет — без сторонней помощи — обрести полную свободу.
   Именно Бельская уговорила в «особом лагпункте» доктора Глебова довериться одному из заключенных, а именно, Анохину. Ситуация стала драматичной, когда Абросимов-младший, не найдя взаимности у симпатичной «докторши», неожиданно включил и ее в список будущих жертв тщательно подготовленного «шоу». Во время побега Бельская оказывается в роли заложницы у группы вооруженных и озлобленных зэков. Анохин не позволяет тем надругаться над женщиной-«лепилой», отбивает ее у уголовников. Теперь они спасаются уже и от поисковиков и от уголовников Крюка. Между Бельской и Анохиным, который тоже недавно потерял близкого человека, даже в их отчаянном положении преследуемых жертв проскакивает «искра»… они очень нуждаются друг в друге.
   
   Федор Уваров, он же Дед, он же «В-6″.
   Под шестьдесят, вторая ходка, отобран комиссией Абросимова для участия в одной из акции проекта «Нимрод». Человек простой, от земли, но знающий меру вещам и словам. Заключенный Уваров — местный уроженец, охотник и следопыт не в одном поколении. Почти всю жизнь работал егерем в одном из местных охотхозяйств. Знает тайгу как свои пять пальцев. Оба срока получил из-за попыток помешать охотиться высокопоставленным браконьерам. Хотя Уваров и не молод, в тайге за ним никто не может угнаться. И если бы не Дед, который знает не только пути-дорожки, не только местные приемы выживания, но и все тайны этих мест — включая тайну пропавшего в Адовых болотах еще в сороковых годах военно-транспортного самолета — то трем беглецам, отколовшимся от основной группы зэков-беглецов, включая Анохина, не удалось бы так долго и так хитро обманывать поисковые партии. Им бы точно не удалось выжить и добраться до лесного аэродрома.
   
   Алексей, он же Дизель, литерный номер «В-4″.
   23 года, бывший солдат-срочник, попавший в зону по приговору за убийство командира роты (издевавшегося над солдатами). Единственный на первых порах заключенный, кто симпатизировал Анохину и кто предупреждал его об опасности, исходящей от группы уголовников, подчиняющихся авторитетному зэку по прозвищу «Клещ». Как и в случае с Анохиным, зэки тоже попытаются расправиться с «солдатиком»: сначала в пересыльной тюрьме, а затем на этапе и уже непосредственно в особом лагпункте на полигоне «Нимрод». Уйдет в побег вместе с Анохиным и Уваровым, трагически погибнет в ходе жестокой погони, прикрывая товарищей.
   
   
   Отрицательные персонажи.
   
   Абросимов Николай Дмитриевич (Абросимов-старший).
   В прошлом офицер госбезопасности, занимал высокие должности в пенитенциарной системе сначала СССР, затем России. Возраст — около 60-ти. Статный, седоволосый, весьма представительный, мыслящий нестандартно и очень далеко просчитывающий человек. Его главный девиз — «цель оправдывает средства». Генерал-лейтенант в отставке, влиятельный человек, еще в недавнем прошлом являвшийся первым заместителей главы ГУИНа, мощного ведомства, на чьем попечении находятся почти миллион заключенных. Сохранил все высокие связи, пользуется поддержкой ряда депутатов, чиновников, высокопоставленных сотрудников силовых структур. Его отец был чекистом в высоких чинах, сумевшим в свое время не только поставить расстрелы в Бутово на поточный конвейер, но и уцелеть затем самому. Фактически именно Николай Дмитриевич выпестовал, создал — создавал на протяжении десятилетий — проект «Нимрод» (который он при своих называет «вторым изданием ВЧК»). Задумывая его изначально как новое слово в сфере безопасности, как новую и эффективную технологию, способную помочь и в случае массовых общественных выступлений, и для охраны опасных личностей и в наведении «железного порядка», если этого потребуют время и обстоятельства. Он — «мозг» всего этого секретного проекта, если так можно выразиться. А для конкретных дел есть исполнители разных рангов.
   
   Судзиловский.
   Один из самых способных и ценных кадров Абросимова-старшего. Бывший полковник-спецслужбист, 50 лет, человек «без особых примет». Талантливый организатор, именно он участвовал в создании московского филиала фонда «Стратегическая безопасность ХХI», он же устроил похищение доктора Глебова (когда тот ненадолго приезжал из Германии в Москву). Зачищал со своими людьми концы и обрубал хвосты — чтобы пресса или конкуренты из других ведомств не прознали раньше времени о «проекте «Нимрод». Именно Судзиловский устроил со своими спецами еще одно похищение, теперь уже двойное: Швеца и Даниловой, причем эти были умыкнуты из-под носа прикрывавших их коллег. Знает многие тайны семьи Абросимовых и готовит себе «отходной путь».
   
   Абросимов Дмитрий Николаевич. Он же — «Альбинос».
   Сын Николая Дмитриевича, внук Дмитрия Абросимова, руководившего в 40-х и 50-х спецобъектом в Южном Бутово. Атлетично сложен, светловолосый, хороший организатор, умен, крайне жесток. Для этого деятеля убить человека, все равно что прихлопнуть муху. Знающие люди, те немногие, кто уцелели, утверждают, что Дмитрий как две капли похож на своего тезку-деда, начальника «бутовского» расстрельного полигона. Причем, похож не только внешне, но и жестоким необузданным нравом.
   По сюжету — антагонист Анохина. Их взаимоотношения поначалу будут походить на отношения кошки, играющей с полупридушенной мышкой. Но затем схватка приобретет уже совершенно другой характер. Так что в живых суждено будет остаться лишь одному из этих двоих.
   Из книги: «этот мужчина, надо сказать, был «недурственным экземпляром». Рост под сто девяносто, широкоплечий, крепкого телосложения; коротко стриженные светлые волосы; даже здесь, в хорошо освещенном помещении, он не снимал солнцезащитных очков».
   И еще о нем же: Валера уставился на двух мужиков в камуфляже, кепи и солнцезащитных очках. Вернее, на одного из них: рослого гиганта… И сразу же ощутил, как его мороз по коже продрал…
   Если бы не чьи-то стальные руки, что удерживали его под локоток, Валера, не исключено, грохнулся бы сейчас в обморок…
   Такое сильное, шоковое впечатление произвела на него эта встреча с «альбиносом»…Дмитрий Абросимов, сняв очки, уставился на него своими черными как угли глазами, резко контрастировавшими с почти белоснежными бровями и ресницами. От этого взгляда, пронизывающего, казалось, насквозь, у Валеры заныла височная кость.
   «Клещ», литерный «В-9″ — положенец в колонии ИТК-9, авторитетный зэк. Абросимов-младший отобрал его в состав «команды» для акции по программе «Нимрод». 35 лет, рецидивист, весь в наколках, рослый, костистый, хитер, силен, по-своему умен. Стычка с Анохиным у него состоялась уже в первый день прибытия того в пересыльную тюрьму. Будет натравливать на «морпеха» своих «торпед». Потом и сам попытается «порешить» Анохина. Возглавит побег группы зэков, доставит много хлопот.
   
   «Крюк», литерный «В-9″ — из бывших спортсменов, по слухам — киллер одной из подмосковных группировок. Сильный, наглый, жестокий, в зоне правая рука положенца «Клеща». Действительно, оказался хорошим стрелком и неплохим бойцом — с ним поисковикам и охранникам полигона тоже придется повозиться. Равно как и Анохину, которому выпадет труднейшая задача сражаться на два фронта.

 

Примечание. Допматериалы к заявке вышлю по запросу.