ГЛАВА 2

За несколько дней до событий.

Несмотря на полуденное время, посетителей в кафе, расположенном в Китай-городе, сравнительно немного. Заняты две трети столиков; но за многими из них посетители расположились по два, по три; кое-где сидят одиночки. В будни здесь не протолкнуться; а вот для субботнего дня эта некая разреженность — обычное дело.

Молодого человека, одетого в дымчато-серые – с прорехами на коленках – джинсы, вишневую водолазку и вытертую замшевую – винтажную – куртку, окликнули сразу же, как только он вошел.

— Дэн, мы здесь! – из-за столика, расположенного чуть в глубине, у окна, ему помахала рукой светловолосая девушка. – Иди к нам!

Рослый худощавый парень лет двадцати с небольшим, с правого плеча которого свисает на ремне чехол с лэптопом, — в левой руке он держит букетик синих ирисов – направился к окликнувшей его девушке. Подойдя, он на короткое мгновение остановился (она была не одна; в пластиковом кресле по другую сторону стола сидит какой-то парень примерно их возраста). Перевел дыхание: он сильно запыхался, это заметно и по его разгоряченному лицу. Сдержанно улыбнувшись, — не ожидал увидеть здесь, в компании своей девушки, этого незнакомца – протянул Шаховской букетик ирисов.

— Любаша, прости… Не обижайся, ладно?! Я чувствую себя последним гадом!

— Я думала, Дэн, ты уже не придешь! — Девушка поднялась со своего места. — Это мне цветы? Спасибо!..

Взяла у парня букетик. Они обнялись; Дэн неловко клюнул губами в надушенную женскую щечку. Девушка эта была его сверстницей; довольно рослая, с хорошей фигурой, миловидная, светлокожая и светловолосая. Одета в брючный костюм цвета морской волны; такого же цвета были и ее глаза. Под расстегнутым пиджачком видна белоснежная блузка.

— Присаживайся, Дэн! – девушка легким жестом своей алебастровой руки с ярко-красными ногтями указала на соседнее кресло. – Закажи себе что-нибудь. Мы-то уже перекусили, пока тебя ждали…

— Правильно сделали. Но сейчас мы подкрепимся более основательно! Здесь неплохая средиземноморская кухня. И оба повара тут, кстати – натуральные итальянцы…

Дэн попросил официантку принести ему для начала cappuccino, а подруге и ее знакомому то, что они пожелают (те вежливо отказались, кивнув на стоящие пред ними чашки с недопитым кофе). Снял с плеча чехол с ноутом, повесил его за ремень на крючок, туда же определил и куртку. Часть стены, у которой они устроились, обклеена московскими газетами разных лет. В окно видна проезжая часть Никольской. Снаружи кафе-клуба обычное для этого времени суток бурление; по обе стороны текут людские потоки; большая же часть улицы, выходящей на Красную площадь возле ГУМа, отдана во власть автомобилистам.

Улица Никольская в Москве. Фото с сайта moscowvision.ru

— Ах да… — спохватилась девушка. — Вы ведь не знакомы?! Это Артем… Мы учились на одном потоке в универе… Я тебе о нем рассказывала!

— Дэн!

— Артем!

Парни обменялись рукопожатиями. Артем со своей бородкой и очками походит на типичного молодого ученого-ботаника, каковым, судя по рассказам подруги, он и является по жизни. Одет в темные брюки – которые не мешало бы прогладить утюгом — и свитер с серыми и синими ромбиками. Горло укутано клетчатым шарфом, концы которого свисают на грудь.

— Заочно мы знакомы, полагаю, по меньшей мере, два года, — улыбнувшись мягко, как-то по-свойски, обезоруживающе, сказал Артем. – Люба много рассказывала о тебе, Дэн…

— Ругала, наверное?

— Такого я как раз не помню, — Артем поправил сползшие на переносицу очки. – Наоборот, чуть что – «а вот мой Дэн придумал бы, как выйти из ситуации!..» «а мой Дэн нашел бы решение задачи…» И все в таком духе.

Дэн несколько секунд пристально смотрел на него своими яркими синими глазами. Сдержанно улыбнулся. Положил свою руку сверху на женскую ладонь. Рука у Любаши оказалась холодной. Если не сказать – ледяной.

— А вы, Артем, как я слышал от Любы, специализируетесь на исторических загадках? – Вопрос был задан им из вежливости. – Раскрываете тайны времени?

— Не совсем так, — лицо Артема сделалось задумчивым. – Загадок этих и тайн слишком много… У меня более узкая специализация.

— Понятно… Интересная, должно быть, у вас работа?

Не дожидаясь ответа, Дэн повернулся к девушке.

— Любаша, я дико извиняюсь! Чувствую себя до крайности неловко!.. Сам же назначил тебе свидание! И так круто выбился из графика.

— На тебя это не очень похоже, Дэн. Что-нибудь случилось?

— Да как сказать… Высыпала разом куча траблов! Сначала машина отказалась заводиться…

— Вот как? — девушка бросил на него удивленный взгляд. – Надо же, какое совпадение.

— В каком смысле?

— Я папину машину хотела утром взять… Моя-то «мазда» все еще в ремонте.

— И что?

— Не завелась! Новая почти машина… «ауди-концепт». И года нет, как купили! Прикинь?! Пришлось вызывать такси, чтобы добраться до музея!..

— Я тоже вызвал такси через «колл-центр»…

Она посмотрела на часики.

– Дэн, мы ведь на половину первого договаривались?.. Ты опоздал на час с лишним.

— Только выехали со двора, как тачка вдруг заглохла! Встали прямо на проезжей части! Пришлось вызывать по телефону другую машину…

— Какой-то мор напал на автомобили сегодня, — девушка улыбнулась краешком губ – А чего же не позвонил, Дэн? Почему не сообщил о задержке?

— Я-то как раз пытался тебе дозвониться! Но у тебя телефон не отвечает.

Девушка достала из сумочки «нокию». Раскрыла; посмотрела на темный экранчик сотового… Удивленно покачала головой.

— Надо же… разрядился. Хотя я вчера вечером включала его на подзарядку.

— Так и это второе такси меня до места не довезло, представляете? – продолжил Дэн. – На светофорном перекрестке на малом кольце у водилы тормоза отказали! Въехали в корму какого-то фургона!..

— С тобой все в порядке? – встревожено спросила девушка. – Надеюсь, ты не пострадал?

— Да нет же, все нормально… Дэн криво усмехнулся. – Ни синяков, ни царапин… обошлось! Я пытался тебе дозвониться, Любаша. На второй твой номер я тоже звонил…

— Извини, это уже моя вина. Запасная трубка осталась на работе… Если бы я вовремя увидела, что сотовый разрядился, то сама позвонила бы тебе с этой резервной трубки.

— Ладно, проехали…

Дэн попытался взять женскую ладонь в обе руки, надеясь ее согреть, — ледышка, иначе не скажешь — но девушка аккуратно вызволила ее.

— Ну и вот… О чем это я?.. Потерял нить.

— Ты рассказывал про аварию на перекрестке. Теперь понятно, почему ты так основательно опоздал. – Девушка коснулась кончиками холодных пальцев его щеки. – И никакой твоей вины в том я не вижу. Обстоятельства зачастую бывают сильнее человека.

— Я должен был заложиться на эти вот траблы, — пробормотал Дэн. – Если что-то случается, в этом всегда кто-то виноват. Всегда.

— Иногда бывает так, Дэн, что в случившемся не виноват никто, — мягко заметила девушка. – Человек не способен противостоять, к примеру, стихии. Про Божий промысел тоже не следует забывать…

— Ты еще скажи, Любаша, что все в руце Божией, — Дэн усмехнулся. — И что каждый наш шаг контролируется «свыше».

— Ну нет… социальная система, в которой мы существуем, не является, конечно же, моделью с жестко детерминированными условиями. Хотя…

— Никому не дано знать, что может случиться уже в следующую секунду, — сказал Артем. – Наверное, Люба хотела сказать именно об этом.

— И это я слышу от дипломированных историков, — Дэн покачал головой. – Ушам своим не верю.

— А я вот утром застрял в лифте… — продолжил задумчиво Артем. — Так что и у меня было сегодня некое приключение.

— Это уже форменный бунт роботов, — Дэн бросил на него удивленный взгляд. – Что стряслось, Артем?

— Какие-то проблемы были с электричеством.

— Погас свет?

— Хорошо еще, что лифт остановился между первым и вторым этажами, а не на верхотуре. Я сообщил диспетчеру; тот прислал ремонтника, который все быстро наладил. В итоге я всего лишь на несколько минут опоздал к началу рабочего дня.

— А где вы работаете, Артем? – поинтересовался сугубо из вежливости Дэн.

— Там же, где и Люба, в ГИМе…[ii] Но в другом подразделении, в Отделе письменных источников. Занимаюсь архивными изысканиями.

— Материала на десятки не то что кандидатских, но – докторских! – продолжила тему девушка. – А вот в моем отделе, в Отделе драгоценных металлов, ситуация прямо противоположная. Все без исключения наши музейные экспонаты находятся на строгом учете. Выставлялось в лучшем случае два или три процента нашего фонда…

В этот момент к их столику вновь подошла официантка.

— Что будем заказывать?

Дэн вопросительно посмотрел сначала на подругу, потом на нового знакомого.

— Что будем заказывать? – эхом повторил он вопрос официантки. – Не знаю, как вы, друзья, но я голоден, как волк.

Девушка вновь бросила взгляд на часики.

— Дэн… нам вообще-то пора идти. И мне, и Артему.

Тот удивленно уставился на девушку.

— Н-не понял? Как идти? Куда? Мы же договаривались, что проведем день вместе!..

— Подожди, Дэн, дай сказать…

— Так что же изменилось в твоих планах? И почему?

— У нас выставка на носу!

— Выставка? Гм… Да, ты говорила. Что-то с золотом связано?

— Экспозиция называется так – «Золото. Металл богов и царь металлов»…

— И что? Почему ты, молодая девушка, должна чахнуть над каким-то музейным златом? Да еще в выходной день?!

— Дэн, начальство попросило меня… и меня тоже… подключиться к подготовке экспозиции. Она открывается завтра, в воскресенье, в десять утра. Я отпросилась до двух дня… Думала, пообедаем вместе, а потом я вернусь в музей.

Она положила сверху на его горячую сухую руку свою холодную ладошку.

— Не обижайся… Я ведь и сама не предполагала, что меня могут припахать!

— В музее сегодня штурмовщина и дым коромыслом, — подал реплику Артем. — Меня вот тоже попросили приехать в выходной… Завтра открываются сразу три новые экспозиции.

— Ах да, — спохватилась девушка. – Совсем забыла. У Артема есть к тебе одна просьба…

— Просьба? – удивился Дэн. – Ко мне? Какая?

— Вернее, так… Это я сказала, что ты ему сможешь кое в чем помочь.

— Ну что ж, — Дэн откинулся лопатками на спинку кресла. – Внимательно слушаю.

— Мне, право, неловко вас просить… — Артем поправил дужку очков. – Но

Люба сказала, что вы тот человек, который сможет мне помочь… Что вам, как специалисту, это будет не сложно.

— Артем, среди всего прочего, занимается анализом предсказаний, сделанных разными деятелями в прошлом, — прояснила ситуацию девушка.

— Предсказаний? Каких именно? Пока не врубаюсь, о чем речь.

— Тех предсказаний, что не слишком известны широкой публике…

— И зачастую не известны даже многим профессиональным историкам, — дополнил Артем. – Потому что большинство из них считает ниже своего достоинства заниматься так называемыми «фальсификатами» и «новоделами». То есть, меня занимают те материалы, которые считаются поддельными, те источники, чья достоверность у ученого сообщества подвергается сомнению.

— В основном это эпоха ранних Средних веков, да, Тёма?

— Верно, — Артем кивком поблагодарил свою сокурсницу по истфаку МГУ. – Но не только «темные века». Некоторые источники, дошедшие до нас в позднейших списках… равно как упоминаемые либо комментируемые в различной степени достоверности литературе, относятся к эллинистической эре, к эпохе Древнего мира.

— Все это, наверное, жуть как интересно, — глядя на «ботаника» из ГИМа, сказал Дэн. – Но при чем тут я? Я ведь специализируюсь на Ай Ти технологиях… То есть, на современных компьютерных примочках, а не на древностях.

— Именно поэтому я и посоветовала своему коллеге и давнему другу обратиться к тебе, — сказала девушка. – А когда ты позвонил и пригласил меня сюда пообедать, я… ты уж извини, — она сдержанно улыбнулась, — взяла с собой за компанию и Артема.

— Коллега, — задумчиво произнес Артем. Он на короткое время снял очки и с усилием потер переносицу. – Коллега… Да, именно от коллеги из Соединенных Штатов некоторое время назад… если быть точным, в минувший вторник, я получил письмо с прикрепленным к нему файлом. Зовут его… звали, вернее — Майкл. Он работает… — Артем вновь запнулся, — работал до недавнего времени в Смитвессоновском институте. Слыхали, Дэн, о таком заведении?

— Краем уха.

— Это крупный, весьма крупный даже по мировым меркам и очень известный научно-исследовательский и образовательный институт в США! Ему, этому институту, принадлежит целый комплекс музеев…

— Комплекс этот крупнейший в Штатах! – уточнила девушка, после чего вновь бросила взгляд на часики. – Артем, прошу тебя, не распыляйся! А то наш обеденный перерыв растянется на неопределенное время! И так уже опаздываем…

— Мы с Майклом состоим… состояли… в переписке некоторое время, — выпалил скороговоркой Артем. – У него серьезные связи и доступ во многие закрытые американские архивы. Где-то, где точно, я не знаю, в одном из архивов, по-видимому, он откопал несколько страниц одной рукописи, считавшейся утерянной… Это была часть рукописи одного средневекового предсказателя, имени которого я сейчас называть не стану. Майк предположил, что это оригинал рукописи, а ее датировка – примерно – середина шестнадцатого века.

— Артем, я все еще не врубаюсь, чем я-то могу вам помочь? – сухо произнес Дэн. – В истории средних веков я полный профан.

— Фрагмент… отсканированный, понятно, фрагмент… этого найденного им материала Майкл выслал мне по электронной почте. Но файл не раскрылся… Вернее, он-то раскрылся, но текст оказался недоступным для прочтения.

— Так запросите у своего коллеги, чтобы он продублировал, — сказал Дэн. – И почему вы, Артем, говорите о нем в прошедшем времени?

— Этот человек… Майкл, то есть… его больше нет в живых.

— Весьма прискорбно. Сочувствую… — Дэн допил свой каппучино. – Хм… Я так понимаю, он умер совсем недавно? Раз вы получили от него сообщение с прикрепленным файлом на днях?

— Да, это так. Майкл погиб во вторник вечером…

— Вы сказали – погиб? То есть, умер не своей смертью?

— Он чуть старше нас, ему не было еще и тридцати. — Артем печально покивал головой. – Еще бы жить, и жить… Он даже семьей не успел обзавестись.

— А что произошло? Известно, как он погиб?

— Его сбила машина… Это случилось в одном из пригородов Вашингтона, где-то недалеко от Арлингтонского кладбища. Я читал короткие сообщения на эту тему в американской печати и в интернете.

— И вы, Артем, как я понимаю, хотели бы восстановить тот файл, который он отослал вам во вторник, в тот самый день?

— Вы правильно поняли. И еще один момент. Пропало ведь и само письмо от него… Хотя это и не так уж важно, поскольку я запомнил его содержание.

— Письмо пропало? Из вашего электронного ящика?

— Да, именно так.

— А где этот ваш «бокс»? Какая именно почта?

— Я переписывался с Майклом через гугловский сервис.

— Джимейл? Надо отправить соответствующий запрос в Службу поддержки! Всех-то делов.

— Я им направлял запрос… Но…

— Но что?

— Исчез сам «ящик»! Вместе со всей заархивированной перепиской и приложениями. В том числе, пропали и сообщения, полученные мною от Майкла, а их было не менее полусотни за два года.

— Вот как? У вас, как я понимал, не открывается джимейловская почта?

— Не совсем так… То есть, да, не открывается. Но…

— Хотите, я войду в вашу почту прямо сейчас, отсюда, через смартфон или с ноута? Если вы забыли или перепутали пароль, ничего страшного. Мне понадобится лишь ваш электронный адрес, — Логинов покосился на сидящую рядом девушку. – Я не хакер, Артем, у меня другая специализация… Но это все элементарно делается.

Что-то в словах или в интонации Дэна – нет, не пренебрежение к «чайнику», не высокомерие, что-то другое — заставило историка уточнить ситуацию.

— Поймите, я не забыл пароль к ящику. — сказал он после паузы. – И я ничего не перепутал… Мне ответили на мой запрос, что моей почты, что самого указываемого мною электронного ящика на их почтовом сервере с указанными мною данными – не существует.

— Хм…

— И никогда не существовало.

— Продолжайте.

— Пропали в итоге все те письма, которые я пересылал с джимейловского бокса себе на другой электронный адрес.

— Так, так… Любопытный поворот.

— Так вот, Дэн…. Когда я открывал файл, присланный Майклом, то не смог его прочесть. Вместо текста в «ворде» открылась какая-то абракадабра. Набор значков и символов…

— Файл оказался битым?

— Вроде того. Но я успел скопировать и даже распечатал на принтере первую

страницу…

— Можно попробовать восстановить первоначальный текст… — перебил его Дэн. — Хотя заранее ничего не гарантирую.

Артем вытащил из кармана пиджака сложенный пополам листок писчей бумаги формата А4. Он, то ли по рассеянности, то ли из-за спешки сложил его таким образом, что текст оказался сверху. Хотя, нельзя исключить полностью и того, что этот лист бумаги имеет записи с двух сторон.

Привстав, протянул через стол этот листок приятелю сокурсницы по МГУ.

— Дэн, внизу страницы я указал адрес этой джимейловской почты, АйПи своих домашнего и служебного компьютеров, а также пароль к ящику.

Дэн взял этот листок у «ботаника». Смотреть не стал; сложил лист еще раз, в «четвертушку». Встал из-за стола вслед за поднявшейся Любашей и ее знакомым. Думая о своем, сунул бумагу в задний карман брюк…

— Люба, мне надо с тобой поговорить, — сказал он чуть севшим голосом. – Можно тебя на несколько слов?

— Дэн… дорогой… не обижайся. Не сейчас, ладно?

— Почему? Ты слишком рациональна… дай же сама себе свободу!

— Не место и не время для серьезных разговоров. Нам пора идти.

Он помог девушке надеть плащ – он светлой расцветки, почти белый, в тон ее волосам.

— Я вас провожу до музея! А то из-за моего сегодняшнего опоздания мы так и не смогли толком поговорить…

Девушка обняла его за плечи.

— Мы ведь договорились взять паузу, — шепнула она ему на ухо. – Мы условились с тобой, что каждый из нас должен хорошенько подумать… Не торопи меня, Дэн. И сам не торопись.

Она коротко – наспех — поцеловала его в губы.

— Не провожай нас, ладно? Тем более, что ты сам еще не обедал. Я тебе сама позвоню.

— Когда именно?

— После работы. А уже завтра… вечером, ближе к восьми, когда закроется экспозиция, мы можем сходить с тобой вдвоем куда-нибудь поужинать.

Дэн, проводив взглядом Любашу и ее знакомого до двери, – Артем, обернувшись, помахал ему рукой – застыл у стола, как каменное изваяние.

Его неудержимо тянуло на улицу. Туда — вслед за вышедшей только что из кафе девушкой…

Он едва мог справиться с собой. Он думал о том, что забыл сказать ей что-то важное… Что-то такое, чего нельзя было не сказать.

Вдруг резко, пронзительно запиликал телефон!..

Этот звук, как ни странно, несколько отрезвил его, заставил очнуться, вывел из столбняка.

Дэн встряхнул головой, приходя в себя.

Достал из поясного чехла смартфон. Плюхнулся в кресло… И увидел в оконном проеме вышедших только что из заведениях Любашу и ее приятеля, любителя исторических тайн и загадок.

Девушка взяла под руку этого очкарика. Они шли по тротуару, – к Красной площади – о чем-то беседуя на ходу, переговариваясь на какие-то общие для них темы.

Дэн, чуть пригнув голову, продолжал за ними наблюдать – зачем, и сам не понимал.

Смартфон продолжал громко и неистово наяривать мелодию заставки из «Under worlds». Дэн, не глядя на экранчик, ответил на вызов.

— Да.

В трубке царило молчание.

— Алло?

Молчок…

— Говорите, я вас слушаю!

Опять тишина…

Зато со стороны проезжей части, отчетливо, как при выпущенном на всю громкость звуке слышимый даже здесь, в зале кафе, вдруг прозвучал громкий, режущий, кромсающий тишину скрежет!..

Дэн — через окно — увидел вылетевшее из переулка нечто… Кажется, то был массивный темный внедорожник!

Этот следующий неизвестно откуда и куда по одному из центральных московских переулков на бешенной скорости автомобиль уже в следующий миг сбил своим массивным передком – буквально, снес их! — двух молодых людей, шествующих по пешеходной части Никольской к Красной площади…

Удар был настолько мощным, настолько ужасающим по силе, что девушку подбросило в воздух! Картинка казалась сюрреалистической; какое-то время еще были видны развевающиеся в воздухе полы длинного светлого плаща — то ли последний взмах крыльев умирающего лебедя, то ли это душа человеческая, подхваченная на ангельских крыльях сразу же после смертельного столкновения, без задержки, устремилась куда-то в горние выси…

Дэн вскочил из-за стола. Ничего уже не видя, не осознавая толком ни себя, ни того, что произошло буквально только что — и у него на глазах! — на Никольской, неподалеку от кафе, он бросился к выходу!..

А далее произошло невероятное, необъяснимое: дверь заведения, в которую он вошел около получаса назад, сама, казалось, перед ним распахнулась — открывая проход в сотканный из мрака тоннель, ведущий неведомо куда.


[ii] ГИМ – Государственный исторический музей, крупнейший национальный исторический музей России. Расположен на Красной площади, представляет из себя также уникальный историко-архитектурный памятник.