ГЛАВА 5

3 мая, четвертый час полудни.

Логинов открыл дверь в отведенный ему кабинет, отделенный полупрозрачной перегородкой от общего зала, размеченного на боксы, выданным ему вчера старшим сисадмином филиала ключом. Сняв джинсовку, повесил ее на спинку офисного кресла. Продернул смарткарту через считывающее устройство рабочего терминала. Открыл крышку и включил штатный ноутбук. Затем расчехлил носимую на плече сумку, извлек свой личный лэптоп, подключил и его через переходники. Включил обе ЖДК панели, настольную и настенную. Вошел через пароль в локальную сеть; перешел на свою страничку, в свой раздел, – раздел скриптера. Нашел там инструктивное письмо от главы филиала, к которому присоединены три файла. Первый из открытых Логиновым файлов содержит ТЗ[vii] на разработку документации по теме разрабатываемого филиалом компонентов софта для новейшего симулятора места авиадиспетчера. От скриптера требуется создать сжатое, предельно четкое и ясное описание продукта. Собственно, это стандартный пакет, включающий в себя Руководство пользователя, техническое описание, создание справок (Help) для программного обеспечения, инструкции по применению и т.д. Срок исполнения: до конца рабочей недели, до вечера пятницы. Два других файла, присланных главой филиала по внутренней почте взятому с испытательным сроком в штат молодому и перспективному — это показали успешно выполненные Логиновым тестовые задания — сотруднику, содержат фрагменты уже разработанных кем-то из коллег скриптов по схожей тематике. Иными словами, это образчики, на которые следует равняться. Это тот уровень, который должен продемонстрировать новичок. Если, конечно, он хочет получить постоянное место – с оплатой на уровне специалистов руководящего звена – технического писателя в одной из лучших IT компаний страны.

Логинов застыл у стеклянной перегородки, за которой находится операционный зал. Помещение, выделенное для скриптера-стажера, обладает хорошей звукоизоляцией, так что никаких шумов извне сюда не проникает. Сама стена, как только Даниил активировал свою карточку и подтвердил служебный статус, из матовой, полупрозрачной, стала непроницаемой взгляду, отзеркаливающей.

Некоторое время, минуты две или три, он стоял посреди этого небольшого по площади помещения, скрестив руки на груди, глядя перед собой. Структура композитного материала перегородки такова, что отражение в огораживающей поверхности кажется даже более живым и реалистичным, чем если бы он смотрел сейчас, к примеру, в обычное зеркало. Он видел – стоящим напротив — рослого, но не высоченного, сухощавого, но не худого парня двадцати лет с небольшим в вытертых на коленках винтажных джинсах и клетчатой рубахе, в мягчайших и удобнейших мокасинах Minnetonka, одетых на босу ногу. Видел себя всего – от макушки до пят. Волосы темно-русые, средней длины, слегка вьются; нос с горбинкой. Трехдневная небритость в иных обстоятельствам могла быть сочтена данью моде. Глаза широко расставлены; они синие, что не такая уж редкость. Но с проявляющимся в минуты волнения или концентрации холодным металлическим отблеском, какой бывает у арктического льда…

Взгляд этих синих, с металлическим отсветом глаз устремлен в некие загоризонтные дали. Выражение лица не просто спокойное, или задумчивое, но отрешенное, как у тибетского монаха во время медитации.

Дэн опустился в кресло. Устроился поудобней; откинулся лопатками на спинку кресла, смежил веки. Еще какое-то время, минуту примерно, размышлял о своем, концентрировался на предстоящем. Соединил кисти, потер ладони; слегка помассировал пальцы. Несколько раз сжал их и разжал, как пианист, которому предстоит исполнить трудную партию. Потом стряхнул руки, чтобы сбросить остатки нервозности, чтобы снять копившееся несколько минувших суток напряжение.

Взял со стола гладкий, отливающий хитиновым глянцем шлем симулятора, соединенный с выходящим из затылочной части двухметровой длины пучком оптоволоконного кабеля, заканчивающегося разъемом. Надел шлем на голову; подключил разъем в гнездо. На настольном и настенном экранах одинаковое изображение – рабочая заставка с логотипом фирмы. Он вновь открыл файл с рабочим ТЗ; если руководство решит посмотреть – в локальной сети – чем занимается стажер, они смогут убедиться, что тот колдует над полученным заданием.

«Ты сумасшедший, Логинов, если рассчитываешь, что из твоей задумки получится какой-то толк, — сказал он себе. – Но ты не знаешь иных путей. У тебя нет других решений, ты не можешь ориентироваться на чужой опыт. Между симулятором, сколь бы близко, подробно и похоже не воссоздавались бы объекты и процессы и самой реальностью разница величиной в пропасть. Потому что одно – имитация, другое – сама жизнь. Может, кто-то и пытался проделать нечто похожее на то, что задумал ты, Даниил, но тебе-то об этом ничего не известно… Даже сформулированное тобою ТЗ, стань оно известно мало-мальски разбирающимся людям, вызвало бы взрыв хохота. Да, тебя подняли бы на смех, а кое-кто покрутил бы пальцем у виска. Но у тебя нет иного пути, нет иного выхода. Сегодня или никогда – именно так. И чем бы для тебя не закончилась твоя безумная затея, ты, Логинов, это сделаешь».

Он вставил в свой подключенный к локальной сети лэптоп флешку с отформатированной заготовкой. Загрузил программу. Изображение с экрана ноутбука в выбранном Логиновым режиме дублируется на дисплее VR — Virtual Reality – передней сфере шлема. Этот шлем, надо сказать, лучшее, что сейчас может предложить отечественная промышленность для пилотов ли, для компьютерных игр или обучения на симуляторах. ЗАО «ПрогнозГрупСофт» как раз специализируется на разработке ПО для симуляторов последнего поколения…

Инфорперчаток в комплекте к этому высокотехнологичному шлему не полагалось, но они в данном случае и без надобности. Длинные, чуткие, как у пианиста пальцы стажера легли на клавиатуру раскрытого лэптопа, который он принес с собой (и который он подключил к локальной сети в нарушение всех существующих норм и должностных инструкций). Ему не обязательно видеть клавиатуру, — хотя она отображается в боковой проекции на внутренней поверхности дисплея шлема — он достаточно хорошо владеет методикой печати «вслепую».

Уже в следующую минуту Логинов легко, играючи (не он сам, конечно же, но модифицированная им автопрограмма, содержащая элемент Password selection), взломал служебные аккаунты старшего сисадмина и главы филиала. Получив служебный доступ в объединенную базу материнской компании «АйТи Энвижн групп ЛТД», Даниил последовательно взломал еще несколько служебных аккаунтов. Дальнейшее уже требовало внимания, осторожности, расчета, и, главное – времени.

В сумме около полутора часов у Логинова ушло на то, чтобы взять под контроль один из крупнейших в столице ЦХОДов[viii] . Наконец он выстроил необходимую ему конфигурацию, позаботившись о максимальном доступе к «широким» каналам. Отключил защиту по параметрам и лимитам объема трафика. Активировал программу прикрытия, представляющую из себя математическую задачу с бесконечным счетом чисел, корректную для программного обеспечения, но не имеющую решения в рамках современных компьютерных технологий. Запросы в дата-центр на обработку, на обсчитывание задачи, которой присвоен первоочередной статус, дублировались также через взломанные служебные аккаунты уже и другими филиалами. Причем, запросы отсылаются с разных терминалов каждого из подразделений. Так что, при разборе полетов будет крайне сложно определить, с какого именно рабочего места взломана защита ЦХОДа, кто и каким образом перехватил управление локальным вычислительным центром и базами IT компании, а затем и через коммуникационные каналы вышел на уровень управления самой мощной машиной в стране – на суперкомпьютер«Ломоносов».

Картинка в виртуальном пространстве, в котором если и не целиком, то значительной частью своего Я находился Логинов, была красочной, объемной и почти живой.

Именно «почти», поскольку то, что видел сейчас Логинов, являлось не живым изображением, но квазиреальностью, продуктом созданной им накануне программы, названной им длинно, затейливо отчасти в маскировочных целях — Design Surreal Composition Angel’s Dream Fly.[ix]

Если попытаться описать в нескольких словах, то картинка, которую он сам же смоделировал, взяв ее за основу для сегодняшней акции, выглядит следующим образом.

Нет никакого «стекла», никакого экрана или иной отражающей поверхности, не существует вообще явной – видимой глазу — преграды между ним, Логиновым, и между тем, что он сейчас может лицезреть воочию.

Стены бокса, в котором он находится «физически», раздвинулись, казалось, в бесконечность.

На глубоком темном фоне прекрасно виден главный, центральный персонаж действа. Это девушка; или, если угодно, молодая и красивая – во всяком случае, судя по фигуре, по тому, как она сложена — женщина. Она почти целиком обнажена, если не считать двух лоскутков легкой полупрозрачной материи. Один из них прикрывает интимное место. Другой, похожий на шелковый шарф, перехлеснут, переброшен между двумя остающимися открытыми глазу нежными полушариями грудей. Его концы, концы этого довольно длинного лоскута белоснежной кисеи, свободно трепещут, разлетевшись чуть в стороны, подобно крыльям за спиной у девушки.

Что еще? Она, эта загадочная особа, находится не в статичной позе, но парит в воздухе. Вернее сказать – воспарила в летучем прыжке. Ноги разведены в стреловидном шпагате, обе руки вытянуты вперед, а правая еще и чуть вверх; голова же, наоборот, отклонена несколько назад.

Да, именно так: эта девушка, за спиной которой, как крылья, полощутся, разлетаясь в стороны или собираясь в складки, или вовсе на время исчезая из виду, лоскуты белой материи, воспарила над землей, над всем сущим.

Под ней, внизу, столь далеко, сколько видит человеческий глаз, не просматривается ни земная твердь, ни водная поверхность, всхолмленная океанским волнами или упокоенная, ласковая, штилевая гладь. Там нет, кажется, ничего. Но это и не пустота; это нечто… нечто такое, чего не описать словами.

И лишь в верхней части этого ожившего — но не вполне, не вполне! сюрреалистичного сюжета атмосфера несколько светлеет, меняя цвета и оттенки: от ночных красок с блестками бархатистых звезд, до рассветной, бирюзовой и даже золотистой.

Более всего эта картинка навевает мысли о невероятном риске, об отчаянном устремлении, о неизведанных далях.

Это полет над бездной. Или, если угодно, прыжок над бездонной пропастью.

И вот еще что… Даже ему, создателю и властелину этого виртуального мирка, неизвестно, удастся ли запечатленной здесь девушке, решившейся на этот отважный поступок, достичь противоположного края пропасти.

Лица этой девушки Логинов не видел. Вместо него – серое пятно, овальная дыра. Составленная им программа поиска объекта шерстит все доступные базы данных. Идет проверка по заданным для поиска параметрам тысяч и тысяч людей, чьи данные в любом виде, в виде ли формализованных записей, в виде ли фотографий и видеороликов с их изображением, имеются в Сети. Программа выделяет и загружает для сопоставления, для анализа десятки, сотни тысяч файлов: отдельные записи, странички пользователей на сайтах и форумах, записи и комментарии в личных дневниках, в так называемых «блогах», выставленные в Сети фотографии и любительские ролики… А также анализируются и сопоставляются по параметрам ТЗ фрагменты телепередач, сериалов, рекламных роликов, кинопробы, архивированные в Сети, сами современные киноленты. Пирамиду поиска венчают сведения, добытые из закрытых для обычных пользователей ресурсов; скачивается информация из служебных разделов поисковых систем, из отраслевых, муниципальных, правительственных и спецслужбистских баз данных.

В какой-то момент изображение стало еще более контрастным, еще более живым, если так можно выразиться. Вместо серого пятна – вырезанного овала – стали проявляться какие-то черты… Но пока – неясные, размытые. В окне, всплывшем в верхней части изображения, то появлялся набор графических символов, то исчезал, оставляя пустым этот квадрат поля виртуального поисковика. В крови у Логинова бушевал адреналин.

«Ну же! – мысленно возопил он. – Покажи себя! Обозначь хоть как-то себя!! Откуда ты?! Кто ты? Где работаешь или учишься? Как тебя зовут? И, главное… как, ну как мне тебя найти в этой людской массе??!»

Девушка-ангел, как показалось, повернула к нему голову. Лица ее, как и прежде, он четко не видел – всё то же размытое пятно вместо лица. Но зато кое-что услышал.

Сначала, как показалось, прозвучал легкий переливчатый смех.

Потом… потом он уловил быстрый — исчезающий, сходящий на нет — шепот:

— Еще рано, дурачок… не время… рано… время…

Логинов толком не успел ни обдумать, ни, тем более, среагировать на произошедшее в выстроенном им виртуальном мирке, как изображение вдруг — застыло.

А в следующую секунду он ощутил у себя на плече чью-то тяжелую руку.

— Снял шлем! – прозвучал мужской голос. – Шевелись давай, а не то сниму его вместе с башкой!

Логинов медленно стащил инфошлем. Так же неспешно отсоединил разъем кабеля. Положил шлем на стол. На обоих дисплеях, служебного ПК и настенной панели, почему-то отображается не фрагмент инструктивного письма с ТЗ, но изображение парящей над бездной девушки, за спиной которой и сейчас явственно видны полоски-крылья. Эта застывшая картинка теперь, в таком вот «плоском» виде смахивает на иллюстрацию к какому-нибудь фэнтезийному роману.

«Всё, Дэн, попалился ты, — отрешенно, как о ком-то чужом, но не о себе, подумал Логинов. – А ведь все, кажется, продумал до мелочей. Ну не должны были так быстро «пробить»… Однако, это случилось».

Некто стоит за спиной у Логинова; тяжелая рука по-прежнему сжимает его плечо. Молодой человек проглотил подступивший к горлу комок. Ясно, что за содеянное его по головке не погладят. Ожидать можно чего угодно. За такие вещи бьют, причем бьют больно, по чем ни попадя… И все же его, Логинова, в данный момент огорчало не столько то, что он попалился, что его теперь ждут, по-видимому, большие неприятности, сколько другое – то, что он остановился, как ему теперь казалось, всего в шаге от разгадки.

В помещение вошел некто третий. Крепыш, придерживая стажера за плечо, повернул за спинку кресло – так, чтобы тот оказался лицом к вошедшему.

Повисла зловещая пауза. Логинов несколько секунд смотрел на этого человека, пытаясь понять, кто он таков. Определенно, раньше он его не видел. Это был мужчина лет примерно сорока, чуть выше среднего роста, одетый во все черное, в круглых черных очках. Волосы у него светлые, или высветленные – цвета белого льна. Кожа тоже очень светлая; как будто ее дополнительно отбелили при помощи каких-то химических реактивов.

Субъект этот, надо сказать, выглядит стильно; редко встретишь такое сочетание черного и белого без всяких полутонов и переходов… В нем есть нечто завораживающее; но в то же время от его фигуры ощутимо веет холодком.

Работают ли они в этой компании? Кто его знает. На груди у них нет служебных бейджиков. Но если они не входит в штат сотрудников филиала, то как, спрашивается, смогли войти в служебное помещение, для прохода в которое необходимы ключ от цифрового замка и соответствующий допуск?

— Назовите свое имя, — сухим царапающим голосом произнес незнакомец в черном. – Имя!

Логинов с трудом разлепил пересохшие губы.

— Дэн.

— Дэн?

— Даниил…

— Фамилия?

— Моя?

— Свою я знаю.

— Логинов.

— Даниил Логинов, значит?

— Да.

— Должность?

— Думаю, вы и без меня знаете.

Мужчина, стоявший за спиной – а это был рослый крепыш, видом и фактурой смахивающий на сотрудника охраны – встряхнул юношу за плечи.

— Думать надо было раньше, — прозвучал над ухом властный голос. – Отвечай на вопросы!

— Итак, ваша должность? – глядя куда-то поверх головы сидящего в кресле парня, повторил свой вопрос мужчина в черном. – А также род занятий?

— Стажер с испытательным сроком. Технический писатель… начинающий.

Незнакомец слегка кивнул. «Странное дело, — подумал про себя Логинов. – Такие очки, как у этого субъекта, обычно носят незрячие. И палочка у него при себе имеется. Но если он слепой, то… То что он делает здесь, в IT фирме, где для людей такого рода трудно подыскать занятие?..»

Дэн покосился на экран, на застывшую на нем картинку. Внизу экрана видны цифры, это показания таймера – 15.49. Эх… не хватило нескольких минут! А может быть, и секунд.

— Логинов, вы совершили очень серьезный проступок, — тем же сухим бесцветным голосом сказал человек в черном. – Целый букет нарушений. В том числе и таких, за которые существует уголовная ответственность.

Дэн подавил тяжелый вздох. Ему нечего было сказать в свое оправдание. Но ему, в то же время, не в чем себя винить. Разве что в том, что он не смог – или не успел – довести до конца начатое. В том, что он что-то неправильно рассчитал, что он не использовал всех своих шансов.

— Вы, Логинов, повели себя безрассудно и даже преступно. Вас застукали на горячем, вас схватили за руку. Знаете, как обычно поступают в таких случаях?

— Могу лишь догадываться.

— Есть два сценария, две возможных реакции. Вам интересно то, что я говорю?

— Хм… Каков первый из этих «сценариев»?

— Нарушителя… то есть, в данном случае вас, сначала припугнут как следует. – Человек в черном говорил размеренно, четко проговаривая слова, выделяя интонацией или паузами важные моменты. — А затем… затем предложат новые, даже более интересные, нежели нынешние, условия для работы. Потому что такие специалисты – редкость.

— Вы мне льстите, — пробормотал Логинов.

— Отнюдь. Так вот… Таких умельцев следует держать под приглядом. Иногда, когда это будет нужно и интересно руководству компании или конкретному лицу, «умельца» попросят сделать то или иное… Сделать нечто, что не вяжется с моралью ли, со служебными инструкциями или уголовным кодексом. После обработки вы станете марионеткой, куклой в чужих руках. Эти люди позаботятся, чтобы вы были на крепкой привязи, чтобы вы никогда, ни при каких условиях не смогли освободиться.

— Этот «сценарий» мне не по вкусу.

— Второй вам понравится еще меньше, — мужчина в черном холодно улыбнулся. — Вас выведут отсюда крепкие молодые люди. Усадят в фургон, отвезут на загородный объект. Там вас начнут допрашивать: есть ли у вас сообщники, кто «заказал», пошагово все ваши действия, и прочее… Вам сломают… или расплющат молотком пальцы, все до одного. Переломают руки и ноги. Вас превратят в мешок с костями. Вы им расскажете все, что вы знаете, ответите на все их вопросы. А потом… потом вас убьют. У вас довольно мутная биография, Логинов, не так ли?

— Хм…

— Так вот, молодой человек… Если вы исчезнете бесследно, думается, вас никто даже толком искать не станет.

Логинов задумчиво качнул головой. Перспективы, обрисованные незнакомцем, выглядят отнюдь не «пугаловкой», не фантастическим преувеличением. Они ведь не в Европе, не в Америке, где пойманного за руку хакера – если он стоящий кадр – могут взять под свое крылышко люди из соответствующего подразделения крупной IT компании, или спецслужбы, или военные. Они находятся в России, и этим все сказано.

Но он старался не выказывать беспокойства. Более того, ему сейчас не было страшно (разве что несколько не по себе, но это – другое).

И это тоже, — то, как он сейчас себя чувствует, то, как реагирует — было странным, не совсем понятным даже для него самого.

— И какой же вариант в итоге будет выбран? – поинтересовался Логинов. – Какой из озвученных вами сценариев будет реализован?

Мужчина, помолчав несколько секунд, сказал:

— Ни тот, ни другой. Вас не оставят в штате фирмы. И вас не вывезут за город, чтобы там допрашивать вас и ломать вам кости. Я отпущу вас…

— Отпустите меня? – Логинов уставился на незнакомца своими яркими синими глазами. – Я не ослышался?

— Да, отпущу. Но вы должны дать слово.

— Я должен что-то пообещать… взамен за свободу?

— Да.

— Что именно?

— Вы никогда более не появитесь в этом здании. С сегодняшнего дня вам запрещено также пересекать границу данного комплекса, известного как бизнес-центр «Орджоникидзе 11».

— И это все? – удивленно произнес Логинов. – Это все ваши требования?

— На данный момент – да. Так вы даете мне такое обещание?

Логинов пригладил рукой волосы; медленно кивнул, затем выдавил:

— Даю.

— Громче.

— Да, я даю слово, что не буду здесь, в этом офисе, более появляться.

Мужчина в черном удовлетворенно кивнул.

— Я могу забрать свой лэптоп? – спросил Дэн.

— Можете… нам он без надобности. Но флешку с записанным вами скриптом – оставьте. Извлеките ее сами и положите на стол!

Логинов сделал то, что от него потребовали. Затем отсоединил свой ноут, закрыл крышку, сунул его в специальную сумку. Сам, без лишнего напоминания, отключил штатный ПК и выключил настенную панель, на которой в какой-то момент этой их странной беседы – он даже не отфиксировал, когда именно – изображение летящей над бездной девушки-ангела сменилось заставкой с логотипом местного филиала.

Не помешало бы протереть поверхности, чтобы не оставлять отпечатков пальцев… но в данной ситуации это было бы уже лишним. Надо уходить отсюда, пока эти двое не передумали.

— Время открывает все сокрытое, и скрывает ясное, — словно подслушав его мысли, сказал незнакомец. – Впредь имейте это в виду.

— Хм… — Логинов бросил на него задумчивый взгляд. – Сами придумали?

— Это изречение Софокла. — Человек в черном одеянии и черных очках чуть повернул голову к своему сотруднику. – Николай, проводите молодого человека на выход.

Они вдвоем, этот крепкий немногословный мужчина лет тридцати и проштрафившийся стажер, спустились по лестнице в вестибюль первого этажа.

По пути им не встретилось ни одной живой души. Здание казалось вымершим, хотя здесь работает примерно полсотни сотрудников. Даже место охранника в «конторке» у входных дверей пустует. Через открытую настежь дверь вышли во двор П-образного строения, большую часть которого занимает паркинг.

— Так я могу идти? — спросил Логинов.

Не услышав ответа, он обернулся. Никого нет рядом… Вот только что крепыш шел за ним след в след, и вдруг… Как испарился.

Логинов поправил ремень сумки для ноутбука. Он услышал странный звук… и не сразу понял, что это стучат его зубы. На улице прохладней, чем он думал; а может, это его бьет нервный озноб.

Хотелось обернуться, посмотреть на окна, еще раз посмотреть на это здание, к которому ему отныне запрещено подходить на пушечный выстрел. Но он себя пересилил, не стал оглядываться.

Странная парочка. Очень странная.

Едва Логинов свернул за угол строения, — он теперь двигался по внутриквартальной дороге к Ленинскому — как вдруг запиликал смартфон.

Дэн остановился; вытащил из кармана джинсовки трубку. Посмотрел на экран… номер не определился. Он ждал важного звонка, и потому решил ответить на вызов.

— Слушаю!

В трубке послышался мужской голос:

— Это Логинов?

— Логинов. Извините, не узнаю по голосу…

— Вот именно! – в голосе звонившего прозвучали саркастически нотки. – Где ж тебе меня узнать! Ты так редко даешь о себе знать, что уже и я забыл, как ты выглядишь.

— Простите еще раз… А вы кто?

— Конь в пальто! – сердито произнес некто на другом конце линии. – Роман Константинович. Владелец квартиры, которую ты, Логинов, арендуешь!

— А-а… Я вас слушаю, Роман Константинович.

— Нет, это я тебя слушаю!.. Какое сегодня число?

— Число? – Логинов наморщил лоб. – Какое сегодня число?.. Третье. А что?

— Как это что?! Почему не внес плату? Уже за два месяца просрочен платеж!

— Эм-м… Я разве не перевел деньги?

— Ты что, потерял чувство реальности? Заплутал в своих «тырнетах»? Какой такой «перевод»?! Мы договаривались, что ты будешь платить наличкой!

— А, ну да, — Логинов с усилием потер лоб (он и в правду несколько утерял чувство реальности в связи с последними событиями). – Извините… Я с вами расплачусь. Давайте завтра встретимся, хорошо?

— Хватит, молодой человек, кормить меня «завтраками»! – загремел голос в трубке. – Приезжай немедленно! Ты меня слышишь?

— Слышу.

— Или ты привезешь наличку и расплатишься… Или я выброшу все эти твои компьютерные причандалы… все твое барахло на мусорку! На радость местным бомжам! Понял?!

— Не нужно ничего выбрасывать, — выдавил из себя Логинов. – Я скоро приеду… Уже выехал.

Дав отбой, он тут же набрал номер другого человека, который забит в его телефонной книге под никнеймом ЛЮ.

В трубке прозвучал механический голос: «Абонент временно недоступен…»

Дэн сокрушенно вздохнул; ускорив шаг, направился в сторону Ленинского проспекта, к ближайшей станции метро.


[vii] ТЗ – техническое задание.

[viii] ЦХОД (ЦОД, дата-центр) – центр хранения и обработки данных, специализированное здание для размещения (хостинга) серверного и коммуникационного оборудования и подключения к каналам сети Интернет.

[ix] Сюрреалистическая композиция пригрезившегося полета Ангела (англ.).