ГЛАВА 7

Южный округ Москвы.

Логинов брел от станции метро «Братиславская» по правой стороне Перервы в сторону дома, где он снимает «двушку». Он шел, не замечая никого и ничего вокруг себя. Он чувствовал себя опустошенным. Весь выплеснулся; потратил на сегодняшнюю рискованную — и почти безумную — затею, кажется, все свои силы. Выжат, как лимон.

Жилые дома на углу Братиславской и Перервы. Вид из парка им. Артема Боровика. Фото: Beta285, fotki.yandex.ru

Миновав по полудужию тротуара площадь Артема Боровика, Логинов углубился в городской квартал. Вокруг громоздятся разноцветные, но, в сущности, безликие здания. Творения современной урбанистической архитектуры, причем, не из лучших образцов. В одном из этих жилых многоэтажных домов он снимает по договору аренды квартиру. Зарабатывает он в последнее время очень неплохо, поэтому может себе позволить.

«Кстати, Дэн, а куда деваются заработанные тобою средства? – подумалось вдруг (он даже приостановился, так поразила эта пришедшая вдруг в голову мысль). — Сколько у тебя средств на балансе? Сколько денег и в какой валюте хранится на твоих банковских счетах? Правильно ли ты их расходуешь?»

Логинов покачал головой: «совсем ты, Дэн, оторвался от реальности…»

Сейчас, когда он измотан физически и морально, когда его голова пуста, когда она не просто пуста, но и трещит, как с похмелья, он не может найти ответы на самые простейшие, казалось бы, вопросы.

Дэн едва не миновал маркет, в котором имеется банкомат. Магазин расположен на первом этаже того самого здания, в последнем, конечном подъезде которого он снимает квартиру. В этом маркете он обычно покупает продукты – овощи, сок, хлеб.

Логинов сунул в прорезь банкомата карточку. Не без труда вспомнив пин-код, набрал его. Вот это да… на его счету всего двести пятьдесят рублей?!

Дэн проверил вторую карту. На ней вообще нет ничего. В его кожаном портмоне нашлось всего три сотенные купюры. Итак, у него при себе триста рублей и какая-то мелочь. Он почесал затылок. Паршиво. Занятый своими делами, он упустил из виду денежные вопросы. Такое невнимание, такое небрежение к материальной стороне жизни, может ему аукнуться.

Логинов не стал снимать жалкий остаток с карточки, те сами двести пятьдесят рублей. Все равно это не решит всех его проблем.

Ладно, — подумалось — побыстрей бы добраться сейчас до дома. Можно, конечно, устроиться где-нибудь в кафе, или просто на лавочке. Раскрыть ноут и скоммутироваться с е-банком, где у него должна быть какая-то наличность. Перекинуть деньги со счета на счет, снять наличку в ближайшем банкомате…

Но все ж будет проще и комфортней производить эти операции не на улице, а находясь в домашней обстановке.

Тем более, стоит поспешить, что его, судя по звонку, в самом адресе сейчас ожидает Роман Константинович, владелец квартиры, которую снимает Логинов.

Дэн остановился у двери парадного. С усилием потер ладонью лоб. В ушах стучат серебряные молоточки; голова немного кружится, он ощущает какую-то странную слабость, во рту и в горле полынная сухость.

Что-то с ним неладное творится. Как-то его серьезно клинит сейчас. Уффф… Вот, не может даже вспомнить простенькую комбинацию из четырех цифр – номер замка домовой двери.

Логинов полез в карман за ключами. В следующее мгновение открылась дверь подъезда; оттуда показался какой-то пожилой сухощавый мужчина в плаще. Опираясь на тросточку, ветеран проследовал мимо застывшего у парадной рослого парня в джинсовой куртке и клетчатой рубахе, с плеча которого свисает чехол с ноутом. При этом что-то негромко произнес, но что именно, Логинов не расслышал.

— Код забыл… — пробормотал Дэн. – Надо же.

— Забыл, — прозвучал в его ушах, перекрывая частый стук серебряных молоточков, чей-то голос. — Надо же…

Логинов успел придержать рукой дверь парадной прежде, чем она захлопнулась. Он обернулся; почему-то захотелось еще раз посмотреть на старика, который только что вышел из подъезда.

Несколько секунд Дэн с удивлением разглядывал двор, но седого мужчины с палочкой – не увидел. Не исключено, что тот попросту ему примерещился.

В подъезде было прохладно; если не сказать — холодно. Даже парок изо рта стал вырываться. На улице, кстати, тоже не вот чтоб жарко, градусов пятнадцать. Но когда он вошел в подъезд, показалось, что очутился в погребе-леднике, настолько заметен был перепад температуры.

Дэн проверил свой почтовый ящик. Странно… Он обычно заполнен разным бумажным хламом. Преимущественно, рекламной мишурой, среди которой приходится время от времени выуживать бланки платежек за коммуналку. Если не открывать ящик и не выгребать бумажный мусор, то через неделю, максимум, декаду, в щель для корреспонденции даже открытки не просунешь. Дэн не проверял его – и не чистил – давненько. Последних пару недель точно его не открывал. А может, Роман Константинович, владелец квартиры, открыл ящик своим ключом? И выгреб оттуда все, включая просроченные платежки за коммунальные услуги?

Как бы то ни было, ящик с номером квартиры – №234 — был пуст, если не считать прилепившегося к внутренней стенке небольшого, в четверть формата А4 листка бумаги. Дэн поддел ногтем листок, в верхней части которого изображен некий символ, напоминающий «Всевидящий глаз».[x] Взял кончиками пальцев, посмотрел, что там написано. «Центр восстановления зрения»… Частная офтальмологическая клиника… Проверка зрения… Лучшие окулисты… Адрес…» Ерунда какая-то, бумажный спам.

Логинов, направляясь к лифту, механически смял в пальцах этот рекламный листок. Урны здесь нет, а бросать под ноги не хотелось. Скомканную в шарик бумажку он сунул в карман, чтобы не мусорить в подъезде.

Открылись двери лифта. Одна из стенок его украшена граффити – два намалеваных струей из баллончика человечка, держащихся за руки; у одного – одной, вернее – прорисованы юбка и косички. Это изображение ему знакомо, оно не первый день красуется здесь, в кабинке. Как знакомо и то, что две кнопки лифта, пластиковые кнопки, кто-то прожег огнем зажигалки или спичками; так что цифры 6 и 9 на этих почерневших закопченных кнопках практически не видны.

Дэн утопил одну из этих поврежденных каким-то юный вандалом кнопок – ему на девятый.

Вскоре лифт, дернувшись, остановился. Логинов подошел к крайней слева на лестничной площадке двери – металлическая сейфовая дверь вишневого цвета с глазком и тремя серебристыми цифирками – 234.

Он отцепил крепящуюся на карабинчике на поясе небольшую связку ключей. Вставил один из них в замочную скважину. Вернее, попытался вставить – ключ от английского замка (верхнего), не вошел даже до половины… Что за ерунда?!

«Вот это номер! – промелькнуло в голове. — Похоже, хозяин поменял замки…»

Дэн утопил кнопку дверного звонка. Хоть убей, он не мог сейчас вспомнить мелодию… но это точно была не та заливистая соловьиная трель, которую он сейчас слышит.

— Иду!.. – послышался из-за двери женский голос. – Да иду же!..

Логинов весь подался вперед; его яркие синие глаза распахнулись; губы сами, казалось, расплылись в улыбке.

— Коля, мог бы и сам открыть! – донеслось из-за двери. – Я в душе была…

«Какой такой Коля? – пронеслось в голове у Дэна. – Почему – «Коля?»

В следующее мгновение послышался звук отпираемого замка.

Далее последовала немая сценка.

Логинов изумленно – улыбка все еще не сошла с лица – смотрел на открывшую дверь молодую женщину. На ней банный халат, волосы мокрые, сама она босая… Но это все отдельные детали, выхваченные глазом. Когда они сложились в целое, превратились в некую общую картинку, Даниил Логинов понял, что он видит эту дамочку – впервые.

Та, в свою очередь, удивленно уставилась на парня, позвонившего ей в дверь. Вместо которого она, по-видимому, ожидала увидеть кого-то другого.

— А вы кто? – спросил Логинов.

— А вы кто? – не найдя ничего лучшего, как отзеркалить, вопросила женщина в халатике. – Вам кого?

— Я здесь живу, — сказал Дэн.

— Вы ошиблись адресом! – выпалила женщина, после чего попыталась закрыть дверь. – Это я здесь живу!

— Подождите! – Дэн успел выставить ногу, не дав ей закрыть дверь. – Постойте же! Вы кто такая?! Вас Роман Константинович сюда запустил?

— Что?! Что вы себе позволяете, молодой человек?!!

В глазах у женщины промелькнуло нечто… то ли страх, то ли растерянность.

— Эй!.. я сейчас… я позвоню в полицию! Я буду кричать!!

— Да подождите вы «караул» кричать! Видите ли…

— Убери ногу!

— Я снимаю… ну или снимал… эту вот квартиру!

— Ногу убери, кому сказано!

— Именно эту – номер два-три-четыре!

Женщине удалось накинуть цепочку, благо визитер не пытался силком проникнуть в квартиру, но лишь не позволил запереть дверь, защелкнуть ее на замок.

— Послушайте, здесь какое-то недоразумение, — торопливо выпалил Дэн. – Позовите Романа Константиновича! Где он?! Он мне звонил!

— А я вот сейчас позвоню в полицию! – крикнула женщина. – Уже звоню!!

Она и вправду – понадеявшись на крепость дверной цепочки – метнулась из коридора в другую комнату. Наверное, за сотовым.

Логинов крикнул:

— Эй… Как вас там? Дайте мне хоть вещи забрать!! У меня здесь оставлена дорогостоящая аппаратура!

— Убирайтесь! – донеслось из глубины квартиры. – Я звоню мужу! И в полицию — тоже!!

— Вы лучше позвоните Роману Константиновичу!.. Вы меня слышите?! Позвоните собственнику квартиры, если вы мне не верите!

То, что он видел сейчас через узкий дверной проем, перехлестнутый цепочкой из нержавеющей стали, которая не позволяет открыть дверь полностью, ему сильно не понравилось. Более того. Увиденное удивило его, очень сильно озадачило.

Дело в том, что освещенная бра прихожая – ну или коридор – выглядит совсем не так, как он ее помнил. Всё здесь устроено как-то иначе; все чужое, незнакомое, от пола, покрытия стен до потолка и этого самого включенного бра.

«Да что же это такое?! – Он проглотил подступивший к горлу комок. – Что происходит? Похоже, Дэн, у тебя крыша едет…»

За спиной послышался звук поднимающегося лифта. Кабина остановилась на девятом. Лязгнули, расходясь в стороны, половинки дверок.

Логинов обернулся на звук; из лифта вышел крепкий, почти двухметрового роста мужчина, в солнцезащитных очках и в темном костюме. Дэн изумленно уставился на него, пытаясь сообразить, что бы это – то есть, появление данного субъекта – могло бы означать.

Мужчина подошел к нему, сграбастал за шиворот и рывком отдернул от двери. Наверное, именно его, этого громилу, ждала девушка, когда открыла дверь, не переспросив и не заглянув в глазок.

— Эй!.. полегче! – крикнул Логинов. – Я тут живу… в этой самой квартире!

Распахнулась дверь; на пороге стояла уже знакомая ему молодая женщина в банном халате, с раскрасневшимся, влажным после душа лицом.

— Что это за дела? – процедил верзила, удерживая Логинова за воротник куртки. – Ты его знаешь? Почему дверь нараспашку?!!

— Коля… я думал, что ты звонишь в дверь! Открыла…

— Сама открыла?

— Он ключом ковырялся в замке! А я подумала… решила, что это ты… и что верхний замок у нас опять барахлит.

— И что было потом?

— А он, вот этот… псих, – женщина указала пальцем с ярко-алым маникюром на Логинова – попытался ворваться к нам в квартиру!

Верзила развернул свою добычу. Удерживая парня уже не за ворот джинсовки, а за предплечье, заглянул в его побледневшее лицо.

— Ты кто такой?! И почему ломишься в наш адрес?

Логинов, проглотив сухой комок, сказал:

— Вообще-то я здесь живу.

— Че-его?! Ну ты и наглец!..

— Я эту квартиру снимаю. Мне ее владелец этой двушки сдает… Роман Константинович его зовут. Знаете такого?

Верзила крикнул, адресуясь стоящей на пороге женщине.

— Милая, ты знаешь такого… — Он чуть сильнее сжал свои железные пальцы на предплечье Логинова. — Как ты сказал, его зовут?

— Роман Константинович.

— Впервые слышу, — женщина запахнула ворот халатика. – Ты что, не видишь, что он чокнутый? А может, он наркоман?!

— Послушайте! — Логинов попытался освободиться из цепких пальцев, но безуспешно. – Я правду говорю! Это ведь квартира номер двести тридцать четыре?

— Ну? – сердито сказал верзила. – Так и есть!

— Я снял эту квартиру примерно полгода назад! Еще до Нового года сюда вселился! И я не понимаю…

— Коля, вызвать полицию? – подала реплику женщина. — Сдадим его ментам! Пусть разбираются в отделении, кто таков и почему ломился в наш адрес! Может, он квартирный вор?

— Неохота с полицией связываться, — процедил верзила. – Заяву придется писать… Потом еще ходить к ним, давать показания.

— Ну так вышвырни его! Спусти по лестнице! И пусть хоть еще раз попробует сюда нос показать!..

Верзила потащил Логинова к лестнице.

— Слышал ты… наркоша долбанный?! Еще раз тебя здесь увижу… в этом вот адресе… я тебе лично башку оторву!

Логинов и сам не заметил, как оказался уже на лестничной площадке между первым и вторым этажом. Его пошатывало; он остановился, держась рукой за перила. Достал из кармана куртки сотовый. Сделал обратный набор по последнему принятому звонку. В трубке послышался механический голос: «Абонент находится вне зоны доступа…»

Едва он сбросил набор, как сотовый – запиликал. Дэн поднес к уху трубку. Торопливо, скороговоркой, срывающимся голосом произнес:

— Роман Константинович… ну что же это такое?! Я не понимаю…

— Минутку, — прозвучал в трубке мужской голос. – Это Логинов?

— Да, Логинов, кто ж еще! Это вы, Роман Константинович?

— Нет… я по делу вам звоню.

— По делу? По какому такому делу?

— С вами говорит директор по персоналу АйТи фирмы…

Мужчина произнес какое-то название, которого Дэн – из-за звонко стучащих в ушах молоточков – толком не расслышал.

— Вы меня слушаете, Логинов?

— Да… То есть… Что вам нужно?

— Вы прошли тесты. Вы не вполне справились со всем массивом задания, но то, что вы продемонстрировали, нас устраивает.

— Тесты? Не понимаю, о чем вы.

— Вам нужна хорошая работа? Есть интересный проект — как раз для вас.

— Хм… даже не знаю, что сказать. Как-то все это очень неожиданно.

— У нас хорошие условия, Даниил. Имеется в виду… для творческого развития, для дальнейшего совершенствования. Таких условий вы нигде более не найдете.

В другой день, не такой странный, как нынешний, Логинов счел бы этот звонок за чью-то шутку. Или подумал бы, что произошла какая-то ошибка. Он ведь одиночка, он — фрилансер. Если и работал где-то, то лишь кратковременно, на хорошо оплачиваемом «аутсорсинге». Короче говоря, Дэн не искал постоянной работы. И не мог припомнить, чтобы давал какие-то объявления в этом плане, не говоря уже о том, чтобы рассылать свое CV.

Сложись сегодняшний день иначе, он бы, пожалуй, не стал бы разговаривать с этим прозвонившим – и откуда только узнал его номер? – «рекрутером». Вспомнив, что он оказался без денег и даже – выяснилось сие вот только что – без жилья, Дэн решил продолжить этот разговор.

— Могу я узнать… базовые условия?

— Что именно вас интересует? – вежливо переспросил звонивший. – Должно быть, материальные условия? Какова у нас зарплата и что входит в «пакет»?

— Ну да… Например – это.

— Мы не платим твердый оклад сотрудникам.

Дэн прерывисто вздохнул.

— Дальше можете не продолжать. Работа стажера или ученика с испытательным сроком мне не подходит.

— Это почему же?

— Потому что мне нужны деньги. Я… как бы это подоходчивей сказать…

— Вы оказались на мели?

— Я в настоящий момент нуждаюсь в деньгах, — сухо произнес Логинов. – И, думается, сумею заработать их в другом месте, раз у вас не платят «твердый оклад». Так что всего доброго. И спасибо за звонок.

— Минутку, — донеслось из трубки. – Вы еще на связи, Логинов?

— Да. Но мне кажется, мы уже поговорили?

— Вы меня не так поняли. Если вы будете приняты на работу, денежные проблемы будут решены. То есть, будут сняты полностью и в кратчайший срок.

— Хм… Аванс, значит, дадите? Могу я узнать, на какую сумму конкретно я могу рассчитывать?

— На любую… в пределах разумного. Но это вопрос второстепенный. Наши сотрудники – повторюсь – не получают твердого оклада, поскольку в этом нет необходимости. Фирма решает все вопросы, в том числе, и денежные.

— Звучит привлекательно… Хотя лично я с таким впервые сталкиваюсь. Но…

— Еще какие-то проблемы?

— Нет… То есть – да.

— Говорите, не стесняйтесь.

— Вот только что выяснилось, что… что мне негде жить. Я снимал двухкомнатную квартиру…

— Можете не продолжать. Вопрос с проживанием решим в рабочем порядке.

Как насчет встречи?

— Сегодня вряд ли смогу…

— Как говорят знающие люди: time is money!

Логинов на короткое время задумался, взвешивая все pro et contra. Сегодняшний день, кажется, обещается стать самым необычным днем в его жизни. И это при том, что в ней и без того уже случилось немало необычного.

— Может, завтра встретимся? Сейчас уже позднее время…

— Для нас утро, день или вечер – без разницы, — сказал собеседник. — Мы работаем круглосуточно.

— Как вас можно найти? Назовите адрес офиса.

— Нас не нужно искать, — в словах рекрутера Логинову почудились какие-то странные интонации. – Я уже выслал за вами транспорт.

— Но…

Логинов опешил; вот откуда, спрашивается, они знают, где он находится?..

— Вас уже ожидает машина.

— Меня?

— Да. Вас, Логинов. Микроавтобус вас устроит? Или прислать за вами статусный лимузин?

— Эмм… Мне все равно. Я мог бы и сам к вам приехать.

— Скромность украшает мужчину… умного мужчину. Выходите во двор, Логинов. Там вы увидите микроавтобус синего цвета – его прислали за вами.

Обещанный рекрутером «вэн» и вправду ожидал Логинова у самого парадного. Это был микроавтобус Volkswagen с тонированными стеклами и надписью ВГРТК на борту. Дэн снял чехол с лэптопом с плеча и взял его под мышку. Открыл боковую люковую дверку; хотел было уже забраться в салон, но, увидев, кто там сидит – отшатнулся.

— Смелее! – сказал, обернувшись к нему, крепыш в темном костюме (он располагался в кресле водителя). – Садись же, чего застыл? — На лице «Коли» появилось даже некое подобие дружеской улыбки. — Как видишь, тут все свои.

— Присаживайтесь, Логинов! – сухо произнес сидящий на заднем сидении человек в черной одежде и в черных круглых очках. — Time is money!

Дэн, крутанувшись на пятках, метнулся прочь от микроавтобуса, прочь от этой странной парочки!..

Он несся, прижимая локтем к ребрам, в которые бухает сердце, свой ноут в чехле. Бежал, хватая отрытым ртом воздух — по тротуару вдоль вытянувшегося на полквартала дома!.. Признаться, Логинов и сам не понимал, что это на него вдруг напало?! И почему он так резко подорвался, что именно послужило причиной паники!..

Дэн свернул за угол. И со всего маху врезался – как в стену – в грудь верзилы.

— Неплохо бегаешь, как для программера, — сказал тот. – Но все равно недостаточно быстр! Ну всё, всё, парень, угомонись! Хватит чудить.

«Коля» выдернул у него из под мышки сумку с ноутом. Взял Логинова, как будто тот был не взрослый парень, а ребенок, за руку. Подвел к синему фургону с тонированными стеклами, припаркованному здесь же, у торца дома.

Открыл боковой люк и аккуратно — легонько подтолкнув в спину — втолкнул все еще не пришедшего толком в себя парня в салон.


[x] Изображение Всевидящего Божьего глаза, вписанное в треугольник. Символ известен с незапамятных времен. Используется в иконографии. Также распространен в среде эзотериков и масонов.