ГЛАВА 2

Hermes International Inc:
«Money is Time».[lxxiii]

Дэн спал глубоким сном. На этот раз ему не снилась ни его девушка, которую он недавно потерял, ни та, другая, поисками которой он занимается последние дни, ни даже изумительной красоты речная долина, где ему довелось побывать уже дважды…

Неизвестно, сколько бы времени он проспал еще, если бы его не заставил очнуться – и вернуться к жизни – громкий мелодичный перезвон, раздавшийся у него над ухом.

Логинов отбросил плед; рывком уселся на деревянной скамье. Зевнул; протер пальцами глаза… И уставился на мужчину в плаще с наброшенным на голову капюшоном – в правой руке тот держит дребезжащий механический будильник.

— А-а, это вы… Гера, — сонным голосом пробормотал Логинов. – Ну все, все… Я уже проснулся!

Мужчина сунул будильник в карман плаща, после чего на этом странном погосте вновь воцарилась присущая сему месту тишина. Логинов сунул босые ноги в мокасины. Сложил неизвестно кем принесенный плед, положил его сверху на подушку (которая тоже взялась – как и в прошлый раз – непонятно откуда).

На ближней к лавке оградке могилы висит, подвешенная на ремне, сумка с ноутом. Логинов снял сумку и повесил ее на плечо.

— Спасибо, что разбудили, — буркнул он. – С детства терпеть не могу звона будильника!

— Вообще-то, это не мой бизнес – будить клиентов, — мужчина отбросил капюшон на плечи. — Но за хорошие деньги, строго между нами, я готов оказывать даже такого рода свойские услуги.

— Ищете новые возможности подзаработать? А потому расширяете ассортимент оказываемых услуг?

— Кризис, Дэн, распространяется на все сферы… Даже таким, как я, приходится работать в поте лица, чтобы восполнить убывающие доходы.

— Уважаемый, вы предложили себя в роли посредника…

— Я говорил вам, что лучше меня в этой роли вы никого не найдете?

— Говорили.

— Вы приняли решение?

— Я принял решение… Гера.

Мужчина обернулся; какое-то время он смотрел на сложенные невдалеке, ближе к серовато-коричневой стене, ящики. Усмехнувшись какой-то своей мысли, сказал:

— Вы приняли правильное решение, Логинов. Логичное, я бы сказал… извините, что обыграл невольно вашу фамилию. Однако, деньги счет любят, — «Гера» похрустел костяшками пальцев, как пианист, разминающий руки. — Пойдемте-ка, взглянем на ваш капитал… Я лично осмотрю товар, прокалькулирую сумму и выдам соответствующий документ.

 

Логинов и его новоявленный контрагент подошли к составленным в штабель ящикам. Дэн внимательно присмотрелся к таре. Они, эти ящики зеленого цвета с надписью на крышке и боковинах «НЕ КАНТОВАТЬ», выглядят точь-в-точь так же, как и те, что были доставлены на грузовиках в Новодевичий монастырь сотрудниками Спецотдела-9 НКВД по приказу Верховного в два приема – 15-го и 16-го октября 1941-го года… И затем спрятаны на долгие годы — в подземельях монастырских строений.

Мужчина в плаще прошелся вдоль этого штабеля.

Обойдя вокруг, остановился у ближнего к наблюдавшему за его действиями молодому человеку ряда.

Сам снял, причем без видимых усилий, верхний ящик в ряду из пяти таких же деревянных «упаковок». Поставил его на землю. Опустившись на корточки, открыл поочередно обе защелки. Поднял верхнюю крышку. Ящик оказался разгороженным поперечной планкой на два отделения. Внутри этого ящика были… опилки.

У Логинова в этот момент екнуло в груди. В голову полезли разные нехорошие мысли. Не ошибся ли он в своих действиях? Не подсунули ли ему вместо драгоценного металла эти древесные отходы, этот ничего не стоящий мусор?..

«Гера» погрузил руку в заполненный опилками отсек ящика. Нащупав там нечто, ухватил понадежнее, и вытащил на белый свет.

Это был слиток желтого металла. «Гера» смахнул рукавом с бруска сухие опилки. На короткое время прикрыл веки; взвесив в ладони слиток, довольным тоном сказал:

— Я не эксперт Джи Эл Ди[lxxiv] , но разрази меня гром, если это не старое доброе золото!..

— А что такое это самое «Джи Эл Ди»? – спросил Дэн. – Какая-то проверочная контора?

— Кто они такие? С виду респектабельная публика, таковыми себя и позиционируют. А сами мошенники, на которых пробы ставить негде… те еще жулики!

— Какое это имеет отношение к нашему с вами делу?

— Самое непосредственное. Глобальный рынок, если вы не в курсе, нынче наводнен фальшивым золотом!

— Я не большой специалист по драгметаллам. Хотя и слышал краем уха о проблемах в экономиках ведущих стран мира.

— Об этом и речь!.. «Золотая» пирамида вот-вот рухнет. Девять десятых золота на мировых рынках на самом деле никакое не золото…

— А что?

— Спекулятивные бумаги, вот что. Всякого рода «металлические счета» — там и грана золота нет. Сами же слитки из числа тех, что хранятся в банковских сейфах под видом аурума — процентов на девяносто подделка, фэйк.

«Гера» положил тяжелый желтый брусок обратно в ящик.

Aurum est metallum pretiosum[lxxv]… так говорили в древности знающие и ответственные люди. А сейчас что?

Он закрыл ящик; легко подняв его над головой, водрузил обратно на верхний ряд этого внушительных размеров штабеля.

– В вашем мире, Логинов, за золото выдают позолоченные слитки вольфрама или сплавов… короче, всякое, извините за вульгаризм – дерьмо. Поэтому и нам, посредникам, приходится быть предельно осторожными.

— Вы сказали – «в вашем мире»… А себя вы к нему не относите, «Гера»?

— Ну, уж нет, увольте, — мужчина в плаще рассмеялся, обнажив превосходные белоснежные зубы. – По делам бизнеса мне приходится иметь дело с разными людьми при различных обстоятельствах. Как однажды метко заметил один из моих клиентов — Pecunia non olet[lxxvi] Работа есть работа. Но я знаю места получше и поспокойней, чем тот глобальный дурдом, в котором вы существуете, в котором вы выживаете, а не живете полноценной жизнью.

Они вернулись к тому месту, где у ближнего ряда могил была лавка. Именно «была», потому что вместо этой деревянной скамьи невесть откуда появились солидный офисный стол и два кожаных кресла. Все это было частично огорожено двумя стенами – составленными углом.

На одной из стен закреплен большой красочный постер. Центральную часть его занимает изображение античного здания с колоннами — надо полагать, банковского заведения древности, каковыми были и известнейшие храмы. На переднем плане видна статуя божества, обутого в крылатые сандалии. На голове у него широкополая шляпа; в правой руке крылатый посох – или кадуцей – с обвившими рукоять двумя змеями.

Поверх изображения мерцающими, переливающимися золотистыми буквами надпись:

Hermes International Inc.

Несколько ниже, под этой надписью, вписаны рекламные слоганы:

АКБ «ГЕРМЕС» — С ВАМИ НА ВСЕ ВРЕМЕНА!

Suae quisque fortunae fabes!..[lxxvii]

Money is Time!

 

«Гера» снял дождевик и повесил его на вешалку. Под плащом у него – как только что выяснилось – великолепный и весьма недешевый деловой костюм темно-синего цвета.

Логинов некоторое время пребывал в замешательстве. Он то смотрел на изображенную на постере статую некоего божества, установленную перед колоннадой древнего храма, то переводил взгляд на лицо посредника… Определенно, в чертах этих двоих прослеживается большое сходство.

— Эмм… — Дэн в замешательстве почесал в затылке. – Так вы, значит… Вы — босс этого учреждения, говоря современным языком?

— В некотором роде, — усмехнулся тот. – Говоря современным и понятным вам языком, я являюсь держателем крупного пакета акций банка «Гермес».

— Вот как, — пробормотал Дэн. – Прошу меня извинить… Я как-то не сразу понял, с кем имею дело.

«Гера» учтиво кивнул в сторону расположенного по другую сторону стола кресла.

— Присаживайтесь, Логинов! Проект Договора уже готов, вы можете с ним ознакомиться.

Мужчина, выглядящий теперь как топ-менеджер солидного банка, передвинул по столу новоявленному клиенту сафьяновую папку с бумагами.

— Вам, полагаю, уже доводилось бывать в долине Стикса?.. – глядя в глаза Логинову, спросил «Гера». – Вы понимаете, о чем я?

— Да, доводилось, — сказал молодой человек, не отводя глаз. – Как раз перед тем, как вы меня разбудили, я побывал там во второй раз.

— Отлично. Тогда нет нужды тратить время на разъяснения. Договор типовой, так что содержание его вам должно быть известно.

Дэн прочел по диагонали шесть страниц убористого текста. Договор составлен на двух языках – на латыни и на русском. Суть его, если коротко, заключается в следующем.

Он, Дэн Логинов, кладет на именной депозит в местном филиале банка «Гермес» один миллион триста двадцать тысяч тройских унций золота (в договоре стоит точная цифра до сотых после запятой). Или, если перевести в метрическую систему мер – пятьдесят тысяч килограммов благородного металла Aurum чистотой не ниже 9997.

Банк «Гермес», в свою очередь, принимая на хранение указанное в договоре количества золота в слитках, гарантирует, прежде всего, его сохранность. Указанное учреждение также предоставляет все виды всех мыслимых и немыслимых банковских услуг. Начиная от гарантированной – по пожеланию клиента — конвертации всего или части депозита в денежном выражении любой страны, любой эпохи, использующей золото либо деньги как средство расчета, или же их материальные и нематериальные носители и эквиваленты. И заканчивая предоставлением консалтинговых и иных «специальных» услуг для клиентов уровня VIP.

Текст этого Договора Логинову действительно знаком.

Откуда он может знать содержание этого документа? Человек, черты лица которого имеют сходство с изваянием древнего божества, изображенного на постере, только что сам сказал, откуда.

Было бы несолидно подмахнуть такой договор, не выдержав паузу хотя бы в пять-семь минут. Дэн, чтобы хоть чем-то занять время, принялся производить расчеты.

Он мог бы, конечно, попросить калькулятор, или же, как школяр, поделить и перемножить цифры в столбик на листе бумаги. Но не стал этого делать, предпочтя производить вычисления в уме. Расчеты, надо сказать, были несложными; он брал для счета круглые цифры, а не в долях, как это подсчитано и прописано в банковском договоре.

Пятьдесят метрических тонн — это пятьдесят тысяч килограммов, или пятьдесят миллионов граммов, или миллион триста с хвостиком тысяч тройских унций. Вес золота, как и прочих драгоценных металлов, в банковском и ювелирном деле определяют в тройских унциях и в гранах. Тройская унция, если округлить эту меру вторым знаком после запятой, имеет вес 31,1 грамма.

Стоимость тройской унции «аурума» на Лондонской бирже драгметаллов, как и на американской товарной бирже COMEX составляет на сегодняшний день без малого две тысячи долларов.

Округленно, один грамм золота по актуальному биржевому курсу стоит шестьдесят два доллара. Таким образом, стоимость всей партии золота, которую Даниил Логинов намерен разместить на депозите в АКБ «Гермес», являющемся местным филиалом Hermes International Inc., составляет, ни много ни мало, три миллиарда сто миллионов в американской валюте.

— В Договоре указано, что банковская комиссия составляет пять процентов за каждую транзакцию, — сказал Дэн, чтобы хоть как-то обозначить свой интерес к происходящему. – То есть… две с половинной тонны золота вы переведете с моего депозита в свои хранилища сразу же, как только я подпишу эти бумаги?

— Да, это так.

— А вы неплохо устроились. Палец о палец не ударили, а две с половиной тонны злата уже прикарманили.

— Жируем, наживаемся, паразитируем на клиентах — как и положено банкирам во все времена… Что вас смущает в данном конкретном случае?

— Стоимость ваших услуг, — с кривой усмешкой сказал Логинов. – Я не совершил еще ни одной финансовой операции. Я только собираюсь подписать банковское соглашение… А вы уже намереваетесь содрать с меня пять шкур.

— А как вы хотели?

«Гера» смотрел на него понимающим – но и непреклонным – взглядом.

— Вот оно, ваше золото! — Он кивнул в сторону составленных в штабель ящиков. — Представьте себе на минутку, что вам пришлось бы самому заниматься транспортировкой, конвертацией в местные валюты, а затем и обналичиванием!.. Попробуйте сами доставить… не то что золотой слиток, но хотя бы монетку номиналом в асс[lxxviii] в нужное место и в нужное время!

— Хмм…

— Ну что, представили? Вы понимаете, насколько это непросто?

— Понимаю. Но я также понимаю, что вы берете очень высокий банковский процент за каждую произведенную операцию.

— Да, наши услуги стоят недешево. Но не забывайте главного — мы гарантируем доступ к вашему капиталу в любой точке времени и пространства…

Рядом с папкой, содержимое которой, отпечатанное на шести страницах, ему было уже известно, лежит золотистый футляр.

Дэн открыл его; внутри оказалась черного цвета ручка, на которой имеется маркировка, сделанная золотыми буковками — Aeterna.

Дэн снял колпачок ручки. Как он и предполагал, перо оказалось золотым.

Под договором, рядом с уже поставленной подписью «владельца контрольного пакета акций», появилась его, Логинова, подпись.

Чернила, поначалу имевшие привычный глазу черный цвет, вдруг налились, напитались светом… И вот уже поставленная им закорючка приобрела цвет – и окончательный вид — того самого благородного металла, что лежит, расфасованный в шестнадцатикилограммовые слитки, присыпанный опилками в зеленых ящиках с надписью «НЕ КАНТОВАТЬ», по два бруска в каждом.

Логинов подивился тому, насколько солидно выглядит сделанная им только что подпись. Поистине, «вечное перо».

— Подписали?

Контрагент взял у Логинова второй экземпляр Договора. Убедившись в том, что все листы подписаны, что подпись клиента проставлена везде, где ей положено стоять, он спрятал документ в другую папку, которую положил в верхний ящик стола.

— Ну что ж, прекрасно, — поднимаясь из кресла, сказал «Гера». – Поздравляю вас, господин Логинов! Вы теперь являетесь VIP клиентом нашего в высшей степени авторитетного и солидного учреждения. Дайте-ка ваш бумажник!

Логинов вытащил из внутреннего кармана куртки плоский легкий портмоне (в котором нет ни гроша денег). Передал его посреднику.

«Гера» сам вложил в кармашки бумажника две кредитные карточки. Одна – золотистого цвета, другая – бирюзового.

На обеих изображено в виде скульптуры то самое божество, которое можно увидеть на постере этого «солидного учреждения». Также на обеих сторонах кредиток имеется надпись золотистыми буквами – HermesCard World.

— Отныне у вас неограниченный кредит, — сказал «Гера», возвращая ему бумажник. – В пределах той суммы, естественно, которую вы положили в наш банк… «Золотая» карта для повседневных расчетов в местной валюте. «Бирюзовая» — мультивалютная.

Он извлек из кармана еще одну карточку, которая напоминает «бэйдж». Вернее, это была не привычная пластиковая банковская кредитная или депозитная карта, или же носимая на груди аккредитация. Но тонкая золотая пластина, закрепленная на кожаном шнурке.

— Повесьте на шею, — распорядился «Гера». – И не снимайте, пока не выполните свою миссию.

Он передал шнурок с пластинкой клиенту.

— Это и ваше удостоверение… для своих, конечно, для людей из наших кругов и структур… И, при необходимости, расчетное средство.

Дэн повесил на шею эту штуковину (шнурок оказался эластичным). Затем сложил пополам полученный им экземпляр банковского договора и сунул его во внутреннее отделение сумки.

Он, Даниил Логинов, при довольно странных обстоятельствах стал обладателем капитала, стоимость которого в пересчете на современную глобальную валюту составляет три миллиарда сто миллионов долларов.

В голове у него крутился вопрос, который, окажись на его месте, задал бы себе любой здравомыслящий человек.

«Во что это ты вляпался, дружище?!»

— Ручку тоже возьмите, — сказал контрагент. – Хорошая, надежная вещь. Она вам, возможно, еще пригодится.

Довольно быстро покончив с формальностями, они вдвоем вновь переместились к штабелю с ящиками. «Гера» надел поверх костюма плащ. Застегнул пуговицы, накинул на голову капюшон. Сунул руку в карман; как показалось в тот самый, в который он получасом ранее спрятал механический будильник, трезвон которого поднял Логинова на ноги. Достал оттуда плоский кожаный чехол. Посмотрев на Логинова, сказал:

— Вы не могли бы отвернуться?

— Отвернуться? – удивился Дэн. – Зачем?

— У каждого банковского учреждения свои секреты, свои «ноу-хау», — усмехнувшись, сказал «Гера». – Будьте добры, встаньте спиной к ящикам! Это не займет много времени…

Логинов выполнил пожелание своего контрагента. Стоя спиной к штабелю, он смотрел в ту сторону, на то место, где они только что сидели в креслах за столом.

Он увидел там уже знакомую ему деревянную скамью.

Ни стен с постером, ни самого этого офисного уголка… как и не было этого ничего.

Удивительно…

Впрочем, подобные «чудеса», подобные этой метаморфозы и почти мгновенные смены декораций ему были уже не в новинку.

— Можете повернуться, — спустя примерно минуту сказал «Гера». – Дело сделано, ваш капитал помещен в надежное место.

Логинов, повернувшись, увидел все ту же картинку – штабель из зеленых ящиков. Он удивленно посмотрел на контрагента.

— Не понял…

— Чего именно вы не поняли?

— Ящики…. Они – здесь. А я думал…

— А-а… вот вы о чем. — «Гера» кивнул в сторону штабеля. — Возьмите любой из них! Ну же… смелей!

Дэн подошел к штабелю. Взял за ручку верхний в ближнем ряду ящик. Напряг мускулы… все ж таки он весит два пуда! И… легко его снял.

— Пустой, — пробормотал Дэн.

— Совершенно верно. И этот пустой, и тот… и все другие. Я же вам сказал, что ваш капитал перемещен в другое место.

— А сами эти ящики?

Контрагент улыбнулся краешком губ.

— Они не представляют никакой ценности. Это всего лишь тара. Опять же, сейчас действуют новые стандарты в отношении экологии каналов

— А этот… этот вот мусор кто-нибудь уберет? Не хотелось бы превращать такое место в свалку. Или это уже моя забота?

— Напомню, что вы являетесь ВиАйПи клиентом банка «Гермес»! Когда мы закончим, тару утилизируют. На будущее скажу, что подобные мелочи вас не должны беспокоить… Хотя само стремление к чистоте и порядку – весьма похвальная черта.

Поняв, что контрагент намерен откланяться, Дэн торопливо произнес:

— У меня есть вопрос. Вернее – просьба!

— К вашим услугам.

— Мне нужно привести себя в порядок… Хотелось бы сделать это прежде, чем покину это место.

— Привести себя в порядок? – переспросил «Гера». — В каком смысле?

— В прямом, — Дэн неловко улыбнулся. – У меня запланирована важная встреча. Хотелось бы принять душ… Переодеться во что-нибудь…

Он провел рукой по подобородку.

— Да и побриться бы не мешало.

— Так, так… Ну и в чем проблема? В чем сложность-то?

— Проблема в том, что я не вижу здесь ничего, что походило бы на туалетную комнату… Или же мое желание из разряда невозможных? И мне придется выйти из «зоны» в таком виде, в каком я сейчас стою перед вами?

— Для человека с вашими деньгами нет ничего невозможно, — на лице у мужчины в плащевике появилась уже знакомая Дэну странная усмешка. — Прошу следовать за мной.

 

«Гера» направился к высветившемуся в стене арочному проему. Логинов последовал за ним; вскоре они оказались в уже знакомом Дэну пространстве между двумя стенами.

— Достаньте из бумажника карточку, — сказал контрагент. – Ту, что золотистого цвета, — уточнил он.

Дэн извлек из портмоне полученную от контрагента карту с изображенным на ней изваянием Гермеса.

— Теперь подойдите к стене.

— К какой из них? Из здесь две…

— К любой.

Дэн подошел к той стене, что образовывает внешний заградительный диаметр – или периметр – «зоны».

— Что дальше?

— Коснитесь картой поверхности стены.

Едва только Дэн коснулся ребром карточки шершавой поверхности этой серо-коричневатой стены, как в этом месте появился – или проявился – плоский настенный тачскрин экран диагональю примерно в двадцать пять дюймов.

А еще через несколько секунд стали видны – на синем фоне – операционные окна.

Логинов, не дожидаясь подсказки контрагента, вошел в меню.

Пробежав глазами первую страницу предложенных ему опций, коснулся пальцем надписи «Гостиничные услуги».

Счетчик показал наличие нескольких десятков миллионов (!!) предложений. Появилась на экране и строка поискового браузера.

Но формулировать и впечатывать конкретный запрос не было необходимости, поскольку одновременно появилась активная надпись – «По реальному местонахождению».

Логинов коснулся пальцем этой надписи. Тут же появились рубрики по запросу:

— Замок, вилла, резиденция;
— апартаменты;
— бунгало;
— дом гостиничного типа;
— гостиничный номер.

Дэн выбрал самую нижнюю в этом списке рубрику.

Проигнорировав в открывшемся списке всю его верхнюю часть с пятизвездочными королевскими и президентскими апартаментами и прочими наворотами, он выбрал нужную ему опцию в средней части:

Предоставить гостиничный номер – стандартный «л» три звезды.

 

— Как видите, все очень просто, — прозвучал над ухом голос «Геры». – Я ни секунды не сомневался, что вы сами разберетесь, как работают наши сервисные программы.

Дэн обернулся; в междустенном пространстве, справа от него, появились дверь и фрагмент стены. Нечто подобное он уже видел, когда подписывал банковское соглашение. А также еще чуть ранее, в тот день, когда он увидел здесь, в пространстве между стенами, фрагмент входа в храм и сидящую на паперти одетую в лохмотья нищенку с кружкой, компанию которой составляла черная кошка.

— Классная вещица, — пробормотал Дэн, вновь уставившись на экран. – Вот только не пойму, как выключить тачскрин…

— Сделайте два шага назад, — сказал контрагент. – Ну, или три…

Как только Дэн отошел от высветившегося в стене экрана, тот не только погас, но и вообще пропал из виду.

— Вот так это работает, — сказал «Гера». – Ну что ж… Пора прощаться, Дэн Логинов. В последующем вас будут обслуживать мои сотрудники, ну а я вынужден откланяться.

— Вы уже уходите? Я хотел бы задать еще несколько вопросов…

— Вы у меня не единственный клиент, — «Гера» плотно запахнул плащ и еще ниже опустил свой капюшон. — Девиз моего учреждения, если вы обратили внимание на постер, «Время – это деньги». Я уделили вам ровно то количество времени, Логинов, что соответствует сделанному вами вкладу в наше учреждение. Удачи!

Дэн, сопроводив взглядом удаляющуюся – словно плывущую по воздуху – фигуру, громко крикнул:

— Скажите, уважаемый… у меня есть хоть какие-то шансы?

Откуда-то из зеленоватого тумана донесся приглушенный ответ:

— Suae quisque fortunae fabes!..


[lxxiii] «Деньги – это время». Перефраз известной поговорки «Time is money».

[lxxiv] GLD — сокращение от Good London Delivery. Лондонская ассоциация рынка золотых слитков (LBMA — London Bullion Market Association) определила GLD как «доставку юридического лица, официально зарегистрированного как поставщик или принимающего указанные стандарты, чьи слитки прошли тестирование по стандартам, установленным и поддерживаемым ассоциацией».

[lxxv] Золото – драгоценный металл (лат.).

[lxxvi] «Деньги не пахнут» (лат.) – эти слова приписываются императору Веспасиану, который ввел возмутивший многих римлян налог на общественные туалеты.

[lxxvii] «Каждый кузнец своей судьбы» (лат.).

[lxxviii] *Асс (ас) – медная монета времен Древнего Рима.