Маститый тележурналист  получает из анонимных источников сенсационные материалы. Информация настолько невероятна, что предвкушающий феерическое публичное разоблачение телевизионный мэтр вынужден направить для проверки двух опытных репортеров-стрингеров. Телевизионщики попали в эпицентр борьбы двух могущественных кланов за контроль над крупным металлургическим заводом. Магнаты проводят сложный рейдерский захват, на кону миллиарды долларов; их не остановит ничто, тем более пара каких-то пронырливых стрингеров. Начинается настоящая травля, переросшая в операцию по ликвидации журналистов. Судьба этих двоих, казалось бы, предрешена. Но нейтрализовать мешающих большому переделу стрингеров оказалось не так-то просто, поскольку на их стороне играет некая «третья сила».

Вниманию г.г. продюсеров, режиссеров, редакторов кино и телекомпаний.

ЗАЯВКА НА СЦЕНАРИЙ Т/СЕРИАЛА 8-12х48м
И/ИЛИ ПОЛНОМЕТРАЖНОГО ФИЛЬМА.

«УБИТЬ СТРИНГЕРА»
(Титановая гильотина)

ПО РОМАНУ С.СОБОЛЕВА «Титановая гильотина»

 Формат: телесериал 8-12х48м. Возможен также вариант с созданием сценария для производства полнометражного фильма 100-120 мин.
Жанр: остросюжетный детектив.

 

     Синопсис краткий.

     К известному телеведущему Уралову из анонимных, но близких к властным источников попадает информация о неких событиях в крупном губернском городе, показавшаяся ему самому уж слишком невероятной.  Для проверки полученных сведений в регион Поволжья отправляется пара стрингеров, работающих по найму. Журналисты, только что вернувшиеся из командировки по странам Ближнего Востока, воспринимают задание Уралова как легкую, притом хорошо оплачиваемую прогулку.
     Очень скоро выяснилось, что журналистское расследование грозит самим телевизионщикам «контрольным» в голову. За московскими журналистами-стрингерами начинается настоящая охота, поскольку они попали в самый эпицентр борьбы двух могущественных кланов за контроль над крупнейшим титаново-магниевым комбинатом. На кону — миллиарды долларов, игроки не остановятся ни перед чем. А тут еще под ногами все время пугается пара пронырливых журналистов, пытающихся вызнать самые сокровенные, самые опасные тайны! Их надо поскорее убрать, чтобы не мешали большому переделу…Но нейтрализовать стрингеров оказалось не так-то просто: на их стороне играет некая «третья сила».

     Синопсис расширенный.

     Наши дни.

     Двое журналистов (им примерно по тридцать), Маркелов и Зеленская, только что вернулись в Москву после трудной командировки на Ближний Восток. Последнее время они находятся в «свободном плавании», работают на «фрилансе», выполняя заказы для крупных европейских и отечественных телекомпаниий. Их конек: сьемки в «горячих» точках, эксклюзивные интервью с теми, кто в принципе не идет на контакт с официальной прессой, острые журналистские расследования. Оба экстремалы по жизни, стрингеры высшей пробы, чьи услуги стоят весьма недешево.

    Уже на второй день пребывания в Москве «стрингеров» просит о встрече мэтр отечественной тележурналистики Уралов, передачи которого «смотрят даже в Кремле». Выясняется, что у него есть работа для этой отчаянной парочки. Разговор носит строго конфиденциальный характер. Уралов обьясняет журналистам, с которыми он давно и плотно знаком, почему он не может выслать для проверки «сигнала» штатную сьемочную группу. Эту тему он ведет второй год и успел уже не раз убедиться, что власти в Н. — крупный город Поволжья — активно противодействуют попыткам столичных телевизионщиков правдиво освещать конфликт вокруг приватизации крупнейшего в мире Новомихайловского титано-магниевого комбината. Он сказал, что готовит итоговую «зубодробительную» передачу по данной теме, где намерен обнародовать ряд сенсационных фактов, затрагивающих репутацию крупных чиновников, а также высвечивающих роль и цели некоей олигархической финансово-промышленной группы, которая намеревается «оттяпать» стратегически важный для будущего всей страны промышленный обьект. Нужно только сьездить на два-три дня в Волжск и отснять там несколько материалов, необходимых для монтажа итоговой разоблачительной передачи. Что именно и где снимать, им укажут «свои люди» по прибытию на место.

    Журналистам поначалу задание показалось не очень сложным. Телеведущий через своего менеджера выплатил «стрингерам» солидный аванс. Может быть, они и отказались бы от выполнения этого довольно странного задания, но деньги нужны, как воздух: Маркелов как раз собирает средства на покупку квартиры. На следующее утро после инструктивного разговора с Ураловым журналисты собирают вещи, аппаратуру; оформляют документы «прикрытия» и отправляются собственным транспортом (микроавтобусом) в город Волжск.

       В крупном поволжском городе-миллионнике тем временем происходят драматические события. Губернатор области вот уже месяц лежит в больнице. Врачи все никак не могут поднять на ноги «хозяина»… наоборот, он чувствует себя все хуже и хуже. Всеми делами нынче рулит его заместитель, вице-губернатор Воронин. На Воронина и его окружение имеется компромат у сотрудников областного УФСБ. Старший оперуполномоченный Герман Карахан год с небольшим назад провел вместе с коллегами впечатляющую спецоперацию. Сотрудниками местного Управления госбезопасности были задержаны с поличным сразу несколько должностных лиц из  УВД области, занимашихся крышеванием и прикрытием рейдерства со стороны деловых партнеров вице-губернатора. Но посадить этих «оборотней в погонах» не удалось. Воронин и местное милицейское начальство через высокие связи в Москве сумели развалить дело, по которому они и сами могли оказаться в роли обвиняемых. Несколько высоких милицейских чинов были уволены,  но это максимум, чего удалось добиться подполковнику Карахану и его коллегам. Мало того, спустя всего несколько месяцев после громких арестов эти люди не только оказываются на свободе, но и занимают теплые места. Так, например, злейший враг, экс-начальник УБЭП области, экс-полковник милиции Черняев занимает сейчас кресло руководителя крупнейшего частного охранного предприятия. Тучи над головой Карахана и некоторых его коллег сгущаются. Борьба между «силовиками» и различными чиновничьими и олигархическими группами идет уже не только за контроль над таким лакомым куском, как Новомихайловский ТМК, но и за власть в вверенном им субьекте федерации и даже за собственные жизни.

       Карахану и его сотрудникам удается оперативно-следственным путем добыть материалы, компроментирующие вице-губернатора Воронина и его окружение. Особую тревогу у Карахана вызывают материалы прослушки и добытые в ходе агентурной работы видеоматериалы. Доклады Карахана «наверх» о том, что «группа Воронина» стоит не только за попыткой убийства местного губернатора, который находится в больнице в почти безнадежном состоянии, но и еще за целым рядом преступлений, связанных с попыткой рейдерского захвата и перепродажи уникального ТМК, не возымели, как ему казалось, никаких последствий. Он и его непосредственный начальник получают из Москвы стереотипные ответы: «это спор хозяйствующих субьектов… происходящее находится вне сферы компетенции нашего ведомства».
     Карахан и его коллега решаются на отчаянный шаг. Часть материалов следствия, в т.ч. и компрматериалы на вице-губернатора Воронина и Ко, на анонимных услових через надежного человека передаются в распоряжение московских телевизионщиков. Маркелов и Зеленская до поры не знали, сам ли Уралов решился «поднять тему», или это случилось с подачи одного из влиятельных знакомых известного телеведущего (который тоже заинтересовался перепродажей титанового комбината – будучи потенциальным покупателем «актива»). Как бы то ни было, но они, Маркелов и Зеленская, оказываются внутри накаленной интриги. А это означает, что эти двое могут быть не только орудием информационной войны, но и потенциальными жертвами разворачивающейся сразу по нескольким направлениям ожесточенной схватки «за титан».


      Сразу же по прибытию в Волжск журналисты сталкиваются с трудностями. У них едва не отобрали транспорт и аппаратуру, милиция действовует грубо и бесцеремонно. К счастью, местные сотрудники УВД ничего не знают об «особой миссии» московских стрингеров, поэтому москвичам удается «откупиться». Журналисты вселяются в гостиницу. Попытки встретиться с чиновником, отвечающим за контакты с прессой, не увенчались успехом. Похоже, официальную аккредитацию в области и городе, несмотря на рекомендательные письма и наличие самой командировки им получить будет сложно. Ну что ж, стрингерам не в первой работать на свой страх и риск. К тому же, Уралов предупреждал их о специфическом отношении местных властей к «московским борзописцам».
      Поздним вечером журналисты встречаются с человеком, который вводит их в курс местных событий. Мероприятие обставлено со всей осторожностью. Их местный «гид», — это был ни кто иной, как Карахан – сообщает, что они приехали как раз «вовремя». На следующий день журналисты, располагая информаций из первых рук, отправляются в Новомихайловск, где располагается крунейший в мире титано-магниевый комбинат (50 км от Волжска). Здесь они становятся свидетелями ожесточенной рейдерской атаки. Несколько десятков мужчин в милицейской форме и сотрудников одного из ЧОПа в сопровождении судебных приставов предпринимают попытку прорыва на территорию  заводоуправления. Возникает массовое побоище, имеются человеческие жертвы. Единственными журналистами, кому удалось заснять на пленку происходящее, оказываются московские «стрингеры». Какие-то люди в форме и в штатском – двое из них знакомы журналистам еще по первому их задержанию местной милицией – попытались отобрать у репортеров аппаратуру и отснятые материалы. Но вмешиваются оперативники УФСБ, которые тоже мониторят события в Новомихайловске; они-то и не позволили «обидеть» прессу.

     Журналистам удается благополучно добраться до гостиницы. Они даже умудрились передать отснятые материалы в Москву. Но их все же задерживают и под надуманным предлогом помещают в КПЗ – для «установления их личностей».
      На утро столичных репортеров освобождают из камеры. Их усаживают в собственный микроавтобус и отвозят до границы с соседней областью. Там им возвращают вещи и документы. Но, прежде чем им позволяют уехать, стрингерам пришлось пообщаться с какими-то странными, но явно опасными субьектами – те строго предупреждают, что если «москвичи» еще раз рискнуть приехать в местные края, то пусть знают, что их ждет здесь не теплый прием, а могильная яма.

      Несмотря на угрозы, стрингеры намерены продолжить свое журналистское расследование. Они не привыкли бросать дело, не довершив начатое. Тем более, что их собственный нюх чует большую журналистскую удачу. Маркелов и Зеленская оставляют микроавтобус и часть вещей в соседнем областном центре. А сами, несколько поработав над своей внешностью и захватив минимум вещей и аппаратуру, возвращаются – на поезде – обратно в город Волжск.
     Они останавливаются в пригороде, в арендованном для них частном домовладении. К ним присоединяется местный журналист, с которым им уже доводилось иметь дело года два или три назад. За два дня они тайком снимают несколько сюжетов. В числе прочего им удается и зафиксировать на пленку – по наводке Карахана — сходку лидеров местного криминалитета. Среди этих людей засветился экс-полковник Черняев и один из сотрудников обладминистрации, доворенный человек вице-губернатора Воронина. Местный журналист дает московским коллегам прослушать материалы телефонных записей (полученные, как подозревают москвичи, от местных гэбистов). Очень многое указывает на то, что губернатора области целенаправленно «залечили». Что речь в данном случае идет фактически о попытке убрать неугодного кое-кому «регионального барона», который в конфликте вокруг Новомихайловского ТМК занимает позицию, противоположную мнению своего первого зама Воронина и каких-то влиятельных чиновников федерального уровня. Каковые, соотвественно, намереваются погреть руки на перепродаже крупнейшего многомиллиардного «актива» (пусть даже и в ущерб национальной безопасности и коренным интересам страны).

     Местный коллега помогает устроить встречу с бывшим главным инженером ТМК, освобожденным не так давно со своей должности по прямому указанию вице-губернатора Воронина. Маркелов и Зеленская планируют записать откровенное интервью с этим знающим, опытным специалистом, после чего их миссия будет выполнена и они смогут с чувством исполненного долга – и отснятыми материалами – вернуться в Москву.
     Местом для разговора избран ресторан почти в самом центре города. Запись намеревались произвести в небольшом банкетном зале, пустующем в это довольно еще раннее – одинадцать утра – время. Человек, приглашенный на интервью, заметно нервничает. Москвичи на время оставляют этих двоих местных товарищей наедине, чтобы они, прежде, чем будет включена камера, еще раз хорошенько обдумали свои слова. Маркелов и Зеленская выходят из ресторана через дверь заднего входа; они ожидают сигнала от местного коллеги в припаркованной неподалеку машине. Маркелов оставляет одну из камер – он устанавливает «скрытку» в помещении, где планируется запись интервью — включенной на запись. Изображение подается на дисплей телерисивера; они могут, находясь в машине, также слышать, о чем преговариваются эти двое…
     И здесь происходит то, чего никто из них не ожидал. Двое мужчин в масках, которые появились словно ниоткуда, сначала расстреливают телохранителя, коротавшего время возле дверей «банкетного зала». Затем киллер входит в помещение, где планировалось записать интервью. Он убивает из пистолета с глушителем сначала одного из экс-руководителей ТМК. А затем ликвидирует и местного журналиста…
      Только благодаря завидной реакции Маркелова москвичам удается избежать участи своего коллеги. Стрингер успевает затолкать подругу в машину и дать по газам прежде, чем нападавшие сообразили, что к чему. Мало того, в суматохе, находясь в шоке после ЧП в ресторане, Маркелов загнал авто в один из близлежащих домов. Хотелось перевести дух, поразмыслить, во что это они влипли и как им выбраться из опаснейшей ситуации. И здесь случается еще один неожиданный поворот: москвичи становятся невольными свидетелями того, как из подьехавшей машины – в противоположном конце дворе – вышли двое, опознанные ими как те самые «киллеры»…
    Они, эта двое парней, были уже без шлем-масок. Киллеры меняют транспорт; Маркелов, рискуя жизнью, успевает заснять все это действо на пленку. И еще архиважный момент: «исполнителей», только что застреливших в ресторане двух мужчин, здесь, во дворе одной из городских многоэтажек, ожидал человек, который несколькими днями ранее пообещал журналистам «живьем закопать их в сырую землю»

     У Маркелова и Зеленской, и без того напичканных опасным для местных властей материалом, теперь имеются еще две «убойные» видеозаписи.
     Одна – с записью убийства экс-руководителя ТМК и местного журналиста.
     Другая — с заснятыми тайно и во многом случайно личинами «исполнителей», их транспортом и фигурой человека, нити от которого могут привести через бывших «оборотней в погонах» непосредственно в высшие кабинеты областной администрации.

     Ситуация для стрингеров осложняется еще и тем, что в этот же злополучный день была осуществлена попытка арестовать старшего оперуполномоченного УФСБ подполковника госбезопасности Карахана. Сцена с побоищем в ресторане как раз и устроена с прицелом на то, чтобы еще сильней «подставить» Карахана и его группу, чтобы повесить на них эти и другие преступления. Чтобы – в итоге – скомпроментировать местных сотрудников и снивелировать ценность добытых ими материалов.
      Но Герман Карахан успевает скрыться. Ситуация складывается крайне драматично: на «стрингеров» обьявлена охота; их выдают за опасных преступников, область и город закрыты, информация секретится. Москвичи, работающие здесь на свой страх и риск, перешли-таки некую смертельно опасную грань. Они, пытаясь выполнить свой долг, добились того, что угодили в разряд «нежелательных свидетелей». Видеоматериалы, которые они отсняли, теперь уже представляют, с одной стороны, ценность как «оправдательный аргумент» для Карахана и его коллеги, а с другой, несут в себе огромную опасность для местной «верхушки».
     Именно поэтому на их розыск, на их поимку брошены все силы. Но, прежде, чем будет дана команда разделаться с «опасными свидетелями», должны быть найдены те самые видео и аудиоматериалы, которые отчаянные стрингеры успели припрятать буквально в самый последний момент, перед тем, как их настигла погоня.  Судьба этих двоих, казалось бы, предрешена. Но нейтрализовать мешающих большому переделу стрингеров оказалось не так-то просто, поскольку на их стороне играет некая «третья сила».

 

Примечание. Допматериалы к заявке по запросу.