«Лопнул» один из московских банков. Устроители финансовой пирамиды оказались неразборчивы в связях и недальновидны: в число обманутых кредиторов попали лица, чьими деньгами оплачивались подрывные акции против России. Организация во главе с неким «Че», про которую на первых порах мало кто знает, подрядилась «взыскать долг с процентами», взяв на вооружение метод шантажа и террора.

 

 Вниманию продюсеров, режисеров, редакторов теле и кинокомпаний.
            
             ЗАЯВКА НА СЦЕНАРИЙ Т/СЕРИАЛА 8-12х48м.
                 И/ИЛИ ПОЛНОМЕТРАЖНОГО  ФИЛЬМА.      

                      ВРЕМЯ  «Ч»

            По одноименной книге С. Соболева 

    
    Рабочее название: «Время «Ч». (Как вариант – «Время Че»).

     Формат: телесериал 8-12х48м. Возможен также вариант с созданием сценария для производства полнометражного фильма 100-120 мин.
   
    Жанр: остросюжетный детектив с элементами экшена и мелодрамы.

 
     Синопсис краткий.
 Некое лицо, взявшее себе псевдоним «Че», предъявляет ультиматум группе столичных банкиров, предпринимателей и чиновников, а затем и российским властям. Чтобы доказать серьезность своих намерений, Че и его люди устраивают череду акций, от убийства банкира и похищения крупного столичного адвоката, до взрывов в общественных местах. Масштаб террора нарастает, аппетиты Че растут, его партия напоминает многоходовку гроссмейстера. Дерзкие, жестокие, хитроумные акции ставят в тупик власти. «Супертеррорист» явно задумал какую-то грандиозную акцию устрашения, способную по эффекту сравниться с событиями 11-го сентября. До последнего момента спецслужбы не в силах ни обезвредить Че и его «команду», ни даже назвать приблизительно место и время грядущей масштабной акции.
     Но у Че есть достойный противник. Это Владимир Мокрушин, сотрудник ГРУ, уже однажды – вроде бы – ликвидировавший этого дерзкого, по-своему талантливого врага. У них давние взаимные счеты. Они «кровники» и они ведут собственную игру, не останавливаясь ни перед чем.
      Че и его люди захватывают крупнейший в столице гипермаркет; количество заложников измеряется тысячами. Но по следу матерого зверя идет охотник.  Именно в ходе этого масштабного и драматичного противостояния будет решена участь тысяч людей, над головами которых с наступлением «времени «Ч» нависла смертельная угроза.

     Готовность: с учетом наличия литературной основы (романа), первый драфт сценария – 60  дней.

     Синопсис.
     Наши дни.
     Когда «лопнул» один из московских банков, специализировавшийся на кредитовании быстрорастущего рынка инвестиций в строительство и столичную недвижимость, потеряли свои деньги не только рядовые вкладчики, но и весьма влиятельные люди и организации.
     В том числе и те, кто не остановится ни перед чем, чтобы получить обратно свои немалые средства, сгоревшие в огне масштабной спекулятивной аферы.
     Сборщики закьята (вид налога в некоторых мусульманских общинах), нарушили писаные и неписаные традиции: вложили средства своего джамаата, а также одного из теневых московских филиалов исламского банка в рынок недвижимости. Они надеялись тем самым быстро «прокрутить» средства общины, приумножить капиталы. Но просчитались: строительная «пирамида» обрушилась, десятки миллионов долларов исчезли в карманах неких разворотливых бесчестных дельцов.
     В офис столичного адвоката Юрия Крупнова (32 г, зять крупного чиновника), представляющего интересы крупных игроков в данном бизнесе, являющегося  зятем крупного чиновника, наведывается некий господин Адыгов (ок. 30, как выяснится впоследствии, младший брат «Че»). Встреча происходит благодаря посредничеству крупного бизнесмена-застройщика, выходца из Дагестана. Адыгов в разговоре с адвокатом выдвигает жесткое требование, адресующееся высокопоставленным клиентам Крупнова: они обязаны в двухнедельный срок выполнить обязательства по оформлению нескольких десятков квартир и офисов на представителей «исламского банка», либо вернуть всю сумму инвестиций и выплатить неустойку. Фактически, он ставит ультиматум, но прямых угроз физической расправы Крупнову и его клиентам Адыгов в ходе этого разговора все же не высказывет. Адвокат отказывается посредничать в этом «мутном деле», он обрывает разговор в опасном месте и приказывает помощнику проводить г-на Адыгова на выход и вернуть ему деньги за визит.
      Встревоженный этим визитом Крупнов перезванивает приятелю, экс-главе того самого «лопнувшего» банка и сообщает о поступивших угрозах. Тот обещает «разобраться» и задейстовать «крышу». Спустя час после их разговора в центре Москвы раздается мощный взрыв. Неподалеку от офиса  экс-банкира взлетает на воздух «газель», груженная вместо стройматериалов – взрывчаткой. Взрыв происходит в тот самый момент, когда экс-банкир, приятель и клиент Крупнова,  проезжает вместе с охраной мимо этого места – от машины, в которой он находится, остается груда обгревшего искореженного металла.
     В тот же день Крупнову – через секретаря – звонит неизвестный. «Господин Крупнов, — заявляет мужчина, назвавшийся сначала чужим именем, именем важного клиента. – Я тот человек, что перекупил долговые обязательства ваших клиентов  у господина Адыгова и местного  филиала «исламского банка». Известите об этом своих клиентов. Меня зовут… Че. И я настоятельно предлагаю вам исполнить роль посредника в ходе возвращения причитающегося мне долга».

     Владимир Мокрушин ( 35+), сотрудник ГРУ, подполковник, элитный спецагент по прозвищу «Рейндж», специализирующийся на выполнении заданий из разряда «миссия невыполнима», в последнее время испытывает большие сложности.
      Месяц назад он вернулся из командировки на Северный Кавказ, где в составе временной опергруппы, будучи ее командиром, произвел ликвидацию одного из самых опасных полевых командиров, так называемого «курчалоевского амира». Задание было самым сложным за все годы службы: он потерял соратника и сам лишь чудом остался жив. Отпуск не пошел Рейнджу на пользу. У него чудовищная бессоница,  его преследуют кошмары, завязанные на драматические события, сопутствовавшие ликвидации «курчалоевского амира». Сам «амир» фактически становится его повседневным ужасом. Этот человек, убитый им собственноручно, мерещится теперь ему на каждом углу, и не только мерещится, но и разговаривает, насмехается, угрожает… Мокрушин опасается обращаться к медикам  — могут комиссовать. Он пытается сам излечиться то при помощи больших доз алкоголя, то употребляя сильнодействующие психотропные вещества. Но все тщетно: «амир», этот матерый вражина, возомнивший себя наследником Шамиля, фантастически дерзкий и удачливый в прошлом   полевой командир, даже после гибели – в чем Рейндж уже начал сомневаться – преследует своего убийцу, своего палача…    
    В тот самый день, когда к Крупнову пожаловал г-н Адыгов и когда взлетел на воздух «мерседес» одного из основателей строительной «пирамиды», Мокрушин является с докладом к непосредственному начальнику, генералу Шувалову (как заместитель главы ГРУ тот входит в состав Национального антитеррористического комитета (НАК РФ). Рейндж заявляет, что человек, которого его спецгруппа ликвидировала в горной Чечне – «не курчалоевский амир, а некто,  похожий на него, возможно – двойник». Ситуация крайне неприятная: о гибели «амира» уже сообщено широкой общественности. Сам «курчалоевский головорез», кстати, за все это время так нигде не обьявился. А некоторые из оппозиционных СМИ и «ичкерийские» интернет-ресурсы дали информацию, позволяющую уверенно считать «амира» покойником.
    Мокрушин в разговоре с генералом настаивает на своем, приводя доводы и резоны (но не упоминает, конечно, о своих кошмарных видениях). Начальник, мягко говоря, не в восторге от заявлений Мокрушина. Получается, что ГРУ обманывает руководство страны. Как минимум, речь идет о непрофессионализме. На деле же могут полететь погоны и даже генеральские папахи. Нужно принимать решение, но сложный разговор прерывается известием о теракте.

      Шувалов, как и другие руководители силовых структур, представляющие свои ведомства в НАК, выезжает на место предполагаемого теракта.  Мокрушин с прикрепленной к нему сотрудницей Измайловой (ок. 27-ми лет, разведенная, рыжеволосая, «хорошенькая»), с которой у него до поры не складываются отношения, увязывается за начальством. Когда он бродит среди пожарников, спасателей, врачей по развороченному взрывом переулку, ему вновь мерещится «амир»: тот повсюду следует за ним, окровавленный, с оторванной рукой, с сведенным судорогой боли и ненависти закопченным лицом – таков, каким он его запомнил в последние минуты жизни. «Что я тебе говорил, командир? – скалит зубы «дух». – Я предупреждал, что вас ждет большой «ба-бахх!!». Ну а лично ты умрешь очень скоро — лютой смертью…»
     Видя, насколько плох ее старший коллега, Измайлова почти силком увозит его с места событий. Она предлагает ему обратиться к медикам, но Рейндж грубо обрывает сотрудницу и советует не «лезть не в свое дело». Они вдвоем едут в один из южных районов Москвы, на Братиславскую, где у Мокрушина имеется полученная от ведомства квартира. Он хочет забрать кое-что из вещей: Шувалов приказал ему и Измайловой отправляться на служебную базу в Балашихе и ожидать там его приезда. Но события приняли драматический оборот: у входа в подьезд своего дома Мокрушина попытались задержать люди в милицейской форме. Рейндж заподозрил, что это «ряженные» (его догадка позже подтвердилась). Собственно, у него не было и секунды на размышления, его выручили отточенные инстинкты и рефлексы, а также богатый боевой опыт. В ходе краткотечной, но жестокой перестрелки они на пару с подключившейся Измайловой «валят» во дворе многоэтажки на Братиславской троих «ряженных», а сами скрываются с места  на своем служебном транспорте.
    Рейндж докладывает по рации о случившемся оперативному дежурному АТЦ и получает приказ немедленно прибыть с Измайловой в указанное им место. Над головой Мокрушина сгущаются грозовые тучи: помимо дрянной истории с «курчалоевским эмиром» теперь на нем висят трупы незнакомцев, одетых в милицейскую форму.

      После гибели своего приятеля банкира и угроз со стороны некоего Че адвокат Крупнов находится на грани истерики. Поначалу он отказывается исполнять роль «посредника». Но после разговора с зятем и беседы с двумя высокопоставленными спецслужбистами,  представителями «крыши»,  после того, как его заверили, что «охрана и безопасность будут на высочайшем уровне», он все же, скрепя сердце, соглашается ответить согласием  на просьбу Че – вернее, это было требование – о встрече.
      Ситуация для дельцов «строительной мафии», повязанной с рядом чиновников и прикрывающими их «силовиками» усложняется еще и тем, что именно их действия, кажется, повлекли за собой теракт, унесший человеческие жизни. И они все крайне не заинтересованы, чтобы федеральная власть связала воедино «мусульманских банкиров», Адыгова, Че, лопнувший столичный банк, махинации в сфере строительства и недвижимости, недавний взрыв  и вставшую во весь рост угрозу новых терактов…
    «Че» телефонным звонком вызывает Крупнова на встречу со своим «представителем». Они должны обсудить сумму «компенсации» и процедуру передачи денег. Уже известно, что Че в качестве отступного требует, во-первых, вернуть  полностью долг, во-вторый, выплатить «неустойку» в размере 15-ти миллионов евро. Встреча назначена в людном месте, в одном из московских кафе. Крупнов приезжает на место под охраной сотрудников спецслужб. Люди, которых он представляет, готовы реально заплатить требуемую Че сумму «компенсации», но происходит ЧП. В кафе гремит взрыв… Гибнет несколько человек, но тела адвоката Крупнова среди жертв теракта – не обнаружено.

      Ситуация вокруг спецагента Мокрушина продолжает накаляться. Для него, правда, есть хорошие новости: те трое мужчин, переодетых в милицейскую форму, что были застрелены на Братиславской в ходе перестрелки, оказались-таки «ряжеными» (возле дома нашли две брошенные  «левые» иномарки» с оружием, плюс еще одного боевика застрелили подьехавшие на место патрульные). Кто-то охотится на сотрудника спецслужб Мокрушина, но кто именно пытался организовать дерзкую акцию по его мнимому аресту, куда именно должны были вывезти Мокрушина, кто за этим стоит — остается неясным. 
     Плохих новостей больше. Военная прокуратура, расследующая один из эпизодов «курчалоевского дела», испрашивает у высоких инстанций санкцию на арест подполковника ГРУ Владимира Мокрушина. Дело против него возбуждено на основании показаний двух задержанных в Грозном боевиков, входивших ранее в полевой отряд «амира». Они показали, что временная опергруппа федералов в ходе ночной спецакции не только уничтожила «амира» и его ближайшего помощника, но и захватила транспорт с огромной суммой денег и партией наркотиков. Имеется веское подозрение, что спецназовцы присвоили «товар», утаив всю правду о деталях акции от командования.
      Помимо этого, возникает повод для сомнений, что Мокрушин и его спецназовцы «приговорили» именно «амира». Рейнджа подозревают в сознательной дезинформации руководства, по некоторым эпизодам начато внутренннее служебное расследование.
       Генерал Шувалов понимает, что против его сотрудника – и против него самого – некими силами обьявлена настоящая война. Попытки скомпроментировать, оболгать, «подставить» — это лишь часть этой необьявленной войны. Он до поры покрывает своего лучшего агента. Мокрушин и Измайлова по его приказу фактически переходят на нелегальное положение, обретаясь на конспиративной квартире ведомства. Рейндж просит двое суток на «выяснение истины» касательно судьбы «курчалоевского амира». Получив санкцию Шувалова, он просит о встрече влиятельного члена одной из этнических диаспор, совладельца нескольких столичных казино. В свое время Рейндж оказал этому человеку неоценимую услугу: спас от гибели его родного брата. Теперь настало время просить об ответной услуге. Встревшись тайно с этим человеком, Рейндж получает от него ценнейшую информацию, исходящую непосредственно от самых информированных источников в Чечне и Дагестане. Выяснилось, что некоторых из активных сподвижников «амира» на днях видели в Москве. У «амира», оказывается, есть как минимум один брат, который здесь, в Москве, представляет финансовые интересы некоего джамаата. Он известен под фамилией Адыгов; этот же человек обеспечивает переток денег из Москвы на Северный Кавказ, связи с некоторыми чиновниками и бизнесменами, а также тайные финансовые операции с зарубежными контрагентами, преимущественно из стран Ближнего Востока. И последнее: некие люди через своих соплеменников в Москве пытаются добыть информацию на сотрудников ГРУ (среди названных «установочных» данных прозвучала залегендированная фамилия, под которой не раз ездил в командировку на Северный Кавказ сам В.Мокрушин). За информацию об этих людях, об их домашних и постоянном местожительстве, сказал «источник», назначена «очень крупная сумма».
       В тот же день Мокрушин и Измайлова становятся свидетелями еще одного теракта у станции метро, но и на этот раз сами они остаются целы и невредимы.

       Костяк группы террористов, опирающейся на ваххабистское подполье в Москве и области, составляют приехавшие в столицу по одиночке и по двое-трое бойцы «курчалоевского амира», самые опытные и проверенные в деле его люди. У них надежные документы, их обеспечивают сьемным жильем, им показывают заблаговременно заложенные тайники с оружием и взрывчаткой. Командует этими людьми… сам «амир». Он же Назир, он же – Че. Да, этот человек не погиб в годе «курчалоевской акции». В силу стечения обстоятельств спецгруппа федералов под командованием Рейнджа ликвидировала не самого «амира», а его родного брата, ведавшего финансами джамаата: тот тайно прибыл на границу Дагестана и Чечни на встречу с братом и был ошибочно принят федералами за главаря одного из самых жестоких бандформирований. Теперь «амиром» движет не только ненависть к кяфирам, которой он всегда был полон, но еще сильнее: мотив кровной мести. Он горит желанием отомстить за смерть брата, с которым они не только имели очень похожую внешность, но и, как он часто сам говорит – одну душу на двоих. «Амир» идет даже на то, что на время, до «полного расчета», берет себе имя и фамилию погибшего брата. Он становится как бы един в двух лицах. После смерти брата на Кавказе «повис» должок в Москве. И «амир», посовещавшись с руководством джамаата и своими зарубежными покровителями, вызывается «вышибить» долг вместе с процентами.
      Как заставить платить тех, кто имеет высоких покровителей во власти? Естественно, силовыми методами, методами жесточайшего террора. Заодно «амир» намерен поквитаться за гибель брата. Через своих доверенных лиц он собирает информацию об «исполнителях», благо за деньги в России можно купить вся и все.
     Вместе с ним в Москву приехала некая Фатима-Ольга, невеста погибшего Назира Адыгова. Эта молодая женщина является одной из опаснейших террористок. Фанатичная, дерзкая, ненавидящая свою прежнюю родину, она принимала участие в подготовке ряда резонансных терактов, причем ее роль в тех событиях до поры оставалась нераскрытой. Вместе с ней в Москву приезжают из-за кордона «Макс», бывший офицер-сапер, сменивший вероисповедание и родину (но все же более наемник и авантюрист по духу, нежели идейный боец) и еще несколько крайне опасных людей.
    Вот они-то, эта группа, и  взялись терроризировать – для начала —  дельцов «строительной мафии». В результате дерзкой акции им удается похитить с места проведенного теракта… адвоката Крупнова. Который – его прячут в каком-то особняке в Посмосковье – под угрозой лишения жизни вынужден надиктовывать под запись все новые и новые требования. Каковые затем, уже от имени Че,  передаются тем или иным  способом отдельным чиновникам и бизнесменам.
     Аппетиты Че растут: в тот момент, когда к «разруливанию» конфликта подключаются федеральные власти, требуемая им в качестве «отступного» сумма составляет полмиллиарда евро.
     А чтобы его игру не сочли блефом, Че еще раз демонстрирует свои «возможности»: на северо-западе Москвы в одно из крупных «деньгохранилищ» едва не прорвался закамуфлированный под инкассаторский «броневичок» с двумя смертниками на борту – лишь чудом удается избежать огромных бед…

     Давление на спецагента Мокрушина нарастает с каждым днем, с каждым часом, с каждой новой вестью об угрозах и акциях Че. Ситуация осложняется тем, что за несколько дней до событий – о чем сам Мокрушин не ведал – произошел несчастный случай. Во время поездки на полигон для занятий страйкболом погиб его знакомый, сослуживец, ветеран спецназа. Его застрелили сотрудники ГИБДД и усиленный патруль на подмосковной трассе (они приняли экипировку для страйкбола за настоящие оружие и взрывчатку). Чтобы избежать неприятностей, сотрудники МВД подбрасывают в машину ветерана  н а с т о я щ и е  «калаши», взрывчатку, детонаторы и пр. Это происшествие вызывает большой шум. Фамилия экс-спецназовца – Черкесов. ЧЕркесов. А команда, собирающаяся раз в месяц на «войнушку» на подмосковном полигоне, носит название – «ЧЕрные волки»…
     У спецслужб возникает версия, что именно группа экс-спецназовцев на самом деле и устроила серию терактов, действуя под личиной террористов-исламистов. А когда от имени некоего Че стали озвучиваться огромные суммы «откупного», то такое подозрение у оперативников лишь укрепляется, усиливается. Начинаются аресты среди «черных волков». И вот тогда-то выяснилось, что с этими бывшими офицерами спецназа весьма тесно связан и действующий сотрудник спецслужб подполковник Мокрушин.
     Тут уже и генерал Шувалов оказывается бессилен что-либо сделать: санкция на арест его подчиненного исходит с самого «верха». Рейнджа пытаются задержать на конспиративной квартире, но они с Измайловой чуть опережают «волкодавов» из контрразведки и скрываются с места. Ситуация для Мокрушина складывается драматично: его в любой момент могут захватить либо прикончить на месте при малейшей попытке сопротивления как «свои», так и люди Че, который все это время продолжает охотиться на своего «кровника».
    
     Че начинает последний раунд масштабной и смертельной игры. «Курчалоевский амир», взявший на время имя покойного брата, выходит далеко за пределы даже тех широких полномочий и договоренностей, которыми он заручился перед началом событий. Он намерен устроить «кровавую баню», сопоставимую с событиями 11 сентября. В день «Ч» в информцентры спецслужб поступают сотни  звонков – с «серых трубок» преимущественно — о «заложенных бомбах» и захваченных заложниках. Но до определенного времени эти сведения не получают подтверждения. Это продуманная тактика,  массированный вброс дезы, призванной  перегрузить, обрушить сети коммуникаций и максимально затруднить  действиия антитеррористических структур.
     Наконец Че лично выходит на связь и требует в качестве «переговорщика» назначить… генерала Шувалова. После соединения звучит второе требование, касающееся денежных выплат. Че прекрасно информирован: он в курсе, в какие дни недели и в каком аэропорту столицы садятся спецсамолеты «Люфтганзы», перевозящие для нужд банковской системы «евроналичку». Он требует, чтобы «евросамолет» перенаправили из Внуково, где он только что приземлился, на другой аэродром, расположенный на юге. Туда же должен вылететь ИЛ-76 с двумя уже погруженными «броневиками»  — в них золото в слитках, взятое из хранилищ ЦБ.
     И, наконец, третье требование Че: в качестве еще одного посредника – он же будет сопровождать груз с золотом – назван… сотрудник ГРУ Мокрушин.
    Последнее требование фактически означает, что жизнь Мокрушина тоже входит в сумму выкупа.
    
     Мокрушин и сам ищет встречи с Че, их «интерес» друг к другу обоюден.
     Рейндж вновь в деле: Шувалов, как главный переговорщик,  делает на своего проверенного спецагента огромную ставку. Они оба понимают, что версия причастности к событиям «амира» является наиболее близкой к истине. А значит, есть шанс сломать игру этому Че, или хотя бы выиграть время. Мокрушин и Измайлова – как и требует Че – выезжают служебным транспортом сначала в сторону МКАД, а затем едут по «кольцевой». С Рейнджем в какой-то момоент связывается по рации сам Че. Механический голос, пропущенный через синтезатор звука, не позволяет опознать говорящего, но Рейндж уверен, что с ним говорит ни кто иной, как «амир». 
       Выполняя указания Че, Мокрушин сворачивает с кольца в том месте, где совсем недавно был торжественно открыт… крупнейший в Европе гипермаркет! Причем этот колоссальной площади комплекс торговых и развлекательных помещений выстроен на месте существовавшего здесь некогда огромного стройкомбината. Стены длиннейших бетоннных ангаров – после реконструкции и переделок — как раз и служат  внешним периметром гипермаркета. Здесь же оборудована новейшая систем противопожарной безопасности и система ручного либо автоматического закрытия всех дверных и оконных проемов. Это же… настоящая крепость, декорированная внешне современными отделочными материалами!
       Комплекс вмещает одномоментно до десяти тысяч посетителей.
       И именно этот циклопический обьект, этот кичливый образчик новой жирующей, блистающей огнями и вывесками Москвы, является, как выясняется уже в самый последний момент – истинной, настоящей, весьма символичной целью «курчалоевского амира» и нескольких десятков вооруженных до зубов боевиков.
       Когда рухнули металлические жалюзи дверных и оконных закрытий, участь многих тысяч людей, оказавшихся в этой западне – и еще не знающих о беде – кажется предрешенной. В грузовой сектор мегакомплекса уже вьехали два большегруза, в которых под видом продуктов находится взрывчатка. Машину Мокрушина пытаются расстрелять у одного из уже закрытых входов в гипермаркет. Тяжелый джип со всего маху таранит «жалюзи», за которыми находится витрина одного из магазинов. Это единственная «дыра», которую удается с ходу проделать в продуманном до мелочей плане террористов.
     Мокрушин, Измайлова и трое граждан, в отношении которых выдвинуто обвинение  в терроризме, — этих троих, мужчину, женщину и подростка, друзей и близких погибшего несколько дней назад Черкесова, будут подозревать до последней секунды – является в силу специфики самого обьекта захвата той единственной силой, которая способна хоть что-то противопоставить масштабному замыслу Че и его фанатичных сподвижников. У Рейнджа и его друзей в запасе совсем немного времени, чтобы предотвратить надвигающуюся катастрофу. Вокруг десятки магазинов, бутиков, ресторанов, кафе, кинотеатров…. Сотни, тысячи людей, большинство из которых либо еще не в курсе, либо не понимает сути происходящего, либо верит звучащим через динамики обьяснениям «администрации». Как, казалось бы, в этой ситуации можно найти и обезвредить переодетых в форму охранников или в штатское людей Че?
   Рейндж знает, с кем он имеет дело: с дерзким, умным, опаснейшим человеком. Его враг тоже уже знает, что «шайтану» удалось в очередной раз уцелеть и что его «кровник» проник в только что захваченный его людьми обьект.
     Их схватка – неминуема. Пятеро против полусотни вооруженных боевиков, переодетых в федералов. Среди праздной толпы в крупнейшем столичном торговом комплексе… Без права на ошибку, с неотвратимо приближающимся «временем «Ч», после наступления которого уже ничего нельзя будет исправить.
               
   
   Основные персонажи.
   Мокрушин Владимир (прозвище Рейндж), возраст около 35-ти, сотрудник ГРУ, подполковник, элитный спецагент по прозвищу «Рейндж». Отобран из числа офицеров спецназа ГРУ, наряду с другими опытными «спецами» привлекается в последнее время руководством для выполнения задач особой сложности. Таких, например, как уничтожение лидеров бандпоподполья в республиках Северного Кавказа. Накануне главных событий группа Мокрушина, действуя автономно и под прикрытием в пограничных районах Дагестана и Чечни, осуществила ликвидацию так называемого «курчалоевского амира» и его приближенных. Или же тех – как показали дальнейшие события – кто себя за таковых выдавал.
    Мокрушин, в силу известных ему причин, в ходе доклада руководству об итогах этой акции указал, что он не уверен «на все сто», что ликвидирован именно грозный «курчалоевский амир». Тем не менее, об «успешной ликвидации» опаснейшего главаря одного из крупнейших террористических группировок было доложено руководству, эта новость также стала достоянием СМИ и общественности.
    Мокрушин попадает под внутреннее служебное расследование. На него несколько раз подряд совершают покушение – и это в кратчайшие сроки! У Рейнджа есть собственная версия касательно того, кто за ним охотится. И он встречно начинает свое собственное расследование. Причем, находясь теперь уже в немилости у собственного начальства и под прицелом тех, кого послали в Москву, чтобы совершить новый – масштабнеший – террористический акт.

Че – глава крупнейшего террористического подполья, он же курчалоевский амир. Возраст 32-35. Выходец из одной из южных республик. Его группировка финансируется из нескольких источников. В том числе, из-за рубежа, в том числе, непосредственно из столицы, где у эмиссаров «Че»  вложены средства в различные бизнесы. Данные о его настоящей фамилии и происхождении будут собирать по крупицам (в том числе и сам Мокрушин). Весьма запоздало удастся выяснить, что  Че имеет двух братьев. И что один из них — «Адыгов» — очень похож внешне на своего старшего брата. Именно этого человека, занимающегося сбором закъята (налога) на земляков и «сочувствующих» в Москве и Центральном регионе России и ликвидировала спецгруппа Мокрушина. Ошибочно – и невольно, в силу сходства – приняв «Адыгова» за самого Че.
    Курчалоевский амир спланировал масштабную акцию в Москве. Он намерен выполнить сразу несколько задач: произвести серию терактов, включая последний, ужасающий, который потряс бы до основания так ненавидимую им Россию, взять колоссальные деньги и отомстить за гибель младшего брата. То есть, совершить акт кровной мести.  Ну а то, что по всем сводкам «курчалоевский амир» считается мертвецом… Ему это даже выгодно, ему это только на руку.

Измайлова Анна, ок. 27-ми лет, разведенная, рыжеволосая, «хорошенькая». Сотрудница ГРУ, инструктор одного из учебных центров  спецназа. Именно в этот центр (ближнее Подмосковье), после акции был направлен и Мокрушин. Они знакомы, но отношения между ними поначалу не очень хороши. Рейндж считает, что женщинам в «спецуре» делать нечего. Сам Мокрушин после «курчалоевского дела» находится в неважной форме, как в психологическом плане, так и в физическом. На Анну вдобавок положил глаз крупный начальник с генеральскими звездами… Хотя она младше по возрасту и званию, нежели Мокрушин, ситуация распорядилась в какой-то момент так, что именно от нее зависело то, как повернется далее жизнь этого непростого человека. Она могла «настучать» на старшего коллегу, могла рассказать высокому начальству о том, что у Рейнджа проблемы с психикой, что он поддерживает связи с какими-то странными личностями (например, владельцем сети казино, выходцем из кавказа)… Она же поначалу притиралась, приглядывалась к более опытному и маститому коллеге. А затем, когда за Мокрушиным начали яростно охотиться, и когда его обвинили в предательстве собственные начальники, она прикрыла ему тыл.
Мало того, на фоне всех этих неприятностей и неурядиц между ними вспыхнула настоящая страсть…

Фатима, она же – Белая Фатима, она же Ольга Н. Светловолосая, рослая, яркая, красивая девушка лет 27-ми. Одногодка Измайловой, но – ее полная противоположность буквально во всем. Любимая девушка и жена  «Адыгова», младшего брата Че. Перешла в ислам в 18 лет. Едва ли не уникальный случай, чтобы в террористической сети женщина – да еще и с ее корнями  — достигла столь больших высот. Спланировала либо участвовала в организации ряда резонансных убийств и терактов на юге России. После гибели любимого смысл жизни был ее потерян,  она, казалось бы, лишилась и защиты. Но у Че на нее были свои взгляды, свои планы. Он, во-первых, хочет, чтобы  некоторые важные для его задумок люди продолжали считать, что он и «Адыгов» — одно лицо. Для этого и держит при себе «русскую красавицу». Во-вторых, он даже самой «Фатиме» сумел внушить, что он вполне может ей заменить брата.  И как любовник, и как сборщик огромных сумм теневого закъята-общака, и как организатор дерзких терактов. Ольга Н. , она же Белая Фатима – на шестом-седьмом меся\це беременности, и это тоже накладывает свой отпечаток на всю историю.
Именно голос Белой Фатимы будет звучать эпизодически  в качестве закадрового текста —  это как бы отрывки из ее личного дневника-ежедневника.

Также:
— сотрудники силовых структур, трое членов страйк-клубовской команды «Черные волки» (которых обвинят поначалу в подготовке и осуществлении терактов),
— 12-летний подросток Ромка, Ромчик, младший «волк», которому придется быстро взрослеть и быстро понимать разницу между «игрушечной» и настоящей войной.
—   деловые люди, вроде адвоката Крупнова, для которых «деньги не пахнут»,
— и, собственно, две группы террористов, действия которых координируют Че и его помощница Белая Фатима.



Ниже фрагменты 1-й и 8-й серий сценария «Время «Ч».



                   «Время «Ч»

           Фрагмент сценария 1-й серии


НАТ. МОСКОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК — ОКОЛО ПОЛУДНЯ

Ближнее к въезду в переулок здание затянуто сеткой. Видны леса. Идет реконструкция.
В здании напротив располагается офис банковского учреждения.
Двое строителей в спецовках стоят возле тентованной «газели» с эмблемой транспортной фирмы.
   Прораб дергает ручку со стороны водителя. Заперто. Он хмуро смотрит на бригадира.

                 ПРОРАБ

           Что это еще за  дела!?
           Не помню, чтобы я
           что-то заказывал…
           А куда подевался водитель?

                 БРИГАДИР

Чешет в затылке. Оглядывается.

           А я шо, знаю, дэ вин дився?
           Я тильки его в спину видал!


Из банковского офиса выходит охранник. Смотрит на часы, затем на строителей возле «газели».. 

                  БЕЛАЯ ФАТИМА

Звучит голос молодой женщины за кадром.

          Ассалам алейкум, братья и сестры!
          Господа, приостановите свое суетное
          Движение по жизни! Да-да, я именно
          к вам обращаюсь. Уделите мне минуту
          вашего времени, хорошо?
          Хочу сказать вам кое-что важное.

                  БРИГАДИР

           Может, хиба за сигаретами пошел?
                                                
                                                         

                    ПРОРАБ (сердито)
            Сколько раз уже было говорено
            шоферюгам! Штобы подъезжали
            с другого проезда, а не тут!                                 

                                                                                                                                        
Охранник достает сигарету, прикуривает. Затем идет в сторону стоящих возле устья переулка у «газели» строителей.

                  БЕЛАЯ ФАТИМА

Вновь женский голос за кадром.

           Давайте познакомимся. Меня зовут
           Фатима, Белая Фатима. Мне двадцать
           семь, я не ношу Хиджаб. Я и прежде
           не носила мусульманских одеяний.
           Мне разрешено пользоваться косметикой.
           Я могу свободно надевать под плащ
           короткую юбку и  прозрачную блузку.
           Мне можно  разговаривать
               с незнакомыми мужчинами и посещать
           увеселительные заведения. Чтоб вы
           знали, я готова на все ради нашего
           общего дела. Абсолютно на все.

                     ОХРАННИК.

Подходит к строителям. Глядит, как Бригадир расшнуровывает тент в корме грузовичка. Лениво цедит

            Ну что за дела?! Опять вы за свое!
            Сказано же, чтоб не   ставили
            здесь свои тачилы!

                      ПРОРАБ

            Да сейчас уберем! Извините, ошибочка
            вышла! Водитель  не…

                   ОХРАННИК (перебивает)

                Не сейчас… а вот прямо сейчас!! 
                Иначе вызовем эвакуатор!   
                И вообще перекроем для вас этот
                проход! Ходите потом… да хоть
                по воздуху!!


Охранник отходит от строителей – к паркингу перед офисом. Бросает реплику

               Заколебали, уроды… Понаехали
               хохлы да молдаване, русского
               языка не понимают!

                    БЕЛАЯ ФАТИМА

Вновь женский голос за кадром.

               Я нахожусь в Москве уже около
               полумесяца. Вы сами знаете,
               сколь отвратителен и уродлив
               ваш город. Приходится
               приспосабливаться. Но мне не
               хватает здесь, как глотка чистого
                   воздуха, протяжного, переливчатого
                   зова азанчи…
               Я вам просто поражаюсь! Вы слепы
               и глупы! Берите хотя бы пример
               с Лондона! Которому суждено стать
               главным мусульманским городом
               Европы. Если б вы знали, москвичи,
               как красиво, звонко, мощно,
               усиленные динамиками, звучат —
               пять раз в сутки! — а з а н ы,
                призывы к молитве,
               в окрестностях Финсбери-Парка…

Бригадир расшнуровывает тент. Они с прорабом заглядывают в кузов «газели». Там несколько мешков. С виду – с цементом. И два ящика.

                       БРИГАДИР

                Шо? Цемента еще завезли?
                А на кой лях?!

                        ПРОРАБ

                Странно… Я не заказывал… Ну
                куда ж этот сукин сын подевался?

                      БРИГАДИР
                               
                         Хто?



                     ПРОРАБ

              Водила, кто ж еще! Да не стой
              же тут дубом! Найди его! И в темпе!
              Охрана меня сейчас с дерьмом сожрет!


НАТ. МОСКОВСКАЯ УЛИЦА — ПОЛДЕНЬ.
В витрине бутика отзеркаливается силуэт молодой
светловолосой женщины. Она одета модно, современно –
длинный плащ, высокие красные сапоги, вместо шарфа серебристая шаль.
Она поворачивается и смотрит – вслед за ней камера – в
сторону поворота в переулок. До «газели» — она ее видит  —
Примерно сотня метров.
Слышна трель сотового. Девушка достает мобильный из
Сумочки.

            Мужской голос в трубке.

            Приготовьтесь. Они едут.
            Через минуту будут у вас.

                  БЕЛАЯ ФАТИМА

            Я на месте. Все под контролем.
            

Кладет трубку, на которую прозвонил сообщник, в сумочку. Из кармана плаща достает – другую. Открывает. Смотрит в сторону, противоположную устью переулка и
припаркованному там несколько минут назад грузовичку. 
Готовится сделать набор телефонного номера.

За кадром звучит ее голос
             
                  БЕЛАЯ ФАТИМА

          Это опять я, братья и сестры.
          Самые сообразительные из вас уже
          развернули карту города и шарят
          по ней глазами. Пытаясь вычислить,
          где именно, в какой точке города
          я сейчас нахожусь.
          Некоторые, предполагаю, схватились
          за сердце. Ладно, позволю себе
          небольшую подсказку. Нет, не ищите
          меня в местах массового скопления



            людей. Потому что я не «черная»
            Фатима! Я не какая-то там
            рядовая шахидка-смертница.
            Я, Белая Фатима, нахожусь сейчас
            в Центральном округе.
            Да-да, в самом сердце вашего города…
            Но в относительно тихой его части.       

В кадре появляется черный седан «мерседес» — он катит по улице мимо того места, где стоит светловолосая девушка.
Слышен – сквозь звуки улицы – мелодичный перезвон курантов – полдень.

                   БЕЛАЯ ФАТИМА

Голос за кадром (заканчивая прерванную появлением машины-«мишени» речь)

             Теперь я вынуждена умолкнуть. Но вы
             обо мне еще услышите…

НАТ. САЛОН «МЕРСЕДЕСА»

В служебном авто трое мужчин: водитель, охранник (в кресле пассажира) и «хозяин» — топ-менеджер банка Паскевич.

                      ПАСКЕВИЧ

Разговаривает по сотовому с приятелем адвокатом Юрием Крупновым. 

               Юра, успокойся! Не знаю я
               никакого «Че»! Дам задание крыше…
               они пробьют этого сына гор!!

В трубке мужской голос
               
                       КРУПНОВ (истерично)

                Они пятнадцать лямов требуют!
                И срок назначили…

                     ПАСКЕВИЧ

                Юра, я разрулю ситуацию! Вот что…

«Мерседес» притормаживает и готовится повернуть в переулок.

                      

                     ПАСКЕВИЧ

             Я тебе из офиса перезвоню…

НАТ. МОСКОВСКАЯ УЛИЦА.

Молодая женщина закончила телефонный набор.
В трубке звучат длинные гудки – первый… второй…
Третий!

Молодой мужчина славянской внешности наблюдает за ней с расстояния метров 40-50. Он снимает ее на камеру мобильного.


НАТ. ПЕРЕУЛОК.
В кузове тентованного грузовичка срабатывает приемное устройство.
Одноверменно замыкаются две цепи – от радиосигнала и от прозвона на телефонную трубку.
Активируется взрыватель.
«Газель» распухает, разваливается на глазах!
Огненный кулак взрыва сокрушающе бьет в поровнявшийся с грузовичком черный седан «мерседеса»!..


НАТ. УЛИЦА.                                                               
Слышны крики; шум потревоженной сигнализации; завывание милицейской сирены. В кадре (от станции метро)  — со стороны переулка, где только что прозвучал мощный взрыв, валит дым.
Светловолосая женщина входит в вестибюль станции метро.
Она глянула в зеркальце, которое достала из своей дамской сумочки: все ли в порядке с прической и макияжем.
Вот она уже спускается по эскалатору. За ней – на отдалении – тот  мужчина, что снимал ее и подьезжающий к переулку «мерседес» на камеру.


                 БЕЛАЯ ФАТИМА

Женский голос за кадром (на фоне стихающих внешних звуков и приглушенных коротких телефонных гудков)

             Братья и сестры, вынуждена с
             вами попрощаться! Вы еще обо
                                           мне услышите… услышите… услышите…


            
                
                    8-я серия (фрагмент)

НАТ. МКАД – ДЖИП «ГЕЛЕНТВАГЕН» В ПОТОКЕ МАШИН – 12.45

В салоне джипа: Измайлова – за рулем, Мокрушин – в кресле
пассажира. На заднем сидении овчарка Ганс.
Сотрудники в бронежилетах, гарнитуры тактической связи и «хэндофф» Работает автомобильная рация настроенная на волну оператора штаба антитеррористической
операции.

                  ГОЛОС В РАЦИИ

             Полста седьмой, за вами
             Идет транспорт прикрытия!
             Микроавтобус «Форд» серого цвета!
             В нем четверо наших «тяжелых»!

                   МОКРУШИН

             Понял вас, Центр! Скажите, чтоб
             не дышали нам в затылок! Пусть
             держат дистанцию! А то наш общий
             приятель разгневается! Он сегодня сильно
             не настроении! Что по аэропорту?

                   ГОЛОС В РАЦИИ

             Колонна с банковскими «броневиками»
             Еще в пути! Через двадцать минут… если
             Ничего не случится… будут в Шереметьево!
             В самом аэропорту пока ничего
             Подозрительного не засекли.
             Держите нас в курсе, полста седьмой!
             Отбой связи!


                     
             Мокрушин оборачивается, смотрит на пса.

                    МОКРУШИН

             Ганс, старина, нас держат за лохов!
             Используют в качестве наживки!.. У тебя
             нет в заначке чего-нибудь пожрать? А то
             меня с вчерашнего дня не кормят!




                    ИЗМАЙЛОВА

             Оставь в покое пса! Давай, Влад,
             соображай! Куда он нас гонит! Что
             он задумал на этот раз! У тебя
             уже есть какие-нибудь версии?
             Напряги же извилины! Или ты только
             кулаками махать умеешь?!

                    МОКРУШИН

Вновь поворачивается к псу.

             Видал, как с нами, мужиками,
             обращаются? Тебе-то хоть кость
             дали! А я двое суток не евши!

                    ИЗМАЙЛОВА

             Бутерброды в сумке. А сумка – в
             багажнике!.. Хотя ты и не
             заслуживаешь хорошего отношения!

  Трогает лиловый синяк под правым глазом.

                 Крепко вы мне засветили, товарищ
                 старший по званию! Спасибо вам за
                 доброту и отзывчивость! Ну и мне
                 впредь будет наука! Все ж верно
                 говорят: все бабы – дуры.

   Мокрушин поворачивается к Измайловой. Неловко – и с   
виноватым видом пытается погладить ее по руке.

                      МОКРУШИН

               Так это ж я от любви! Именно!!
               Ну зачем, зачем ты уболтала
               начальство! Ладно мне… или Гансу!
               Нам не привыкать… мы служаки!
               А тебе, женщине…

Он прерывается – звонит один из двух сотовых. Тот самый, по которому ему отдает команды ни кто иной, как Че.
В трубке слышится уже знакомый – пропущенный через синтезатор – и оттого кажущийся металлическим голос.
Это – Че.


                ЧЕ (голос в трубке)

             Ты меня слышишь, шайтан?

                  МОКРУШИН

              Говори, Че, я слушаю.

                    ЧЕ

              Сейчас будет поворот… Налево
              и выезд дальше на площадку
              гипермаркета!

                  МОКРУШИН
            
               Секунду…

Он обращается к напарнице.

              Анна, сейчас поворот! К «Гипер-Максиме»!
              Он хочет, чтобы мы ехали на паркинг…
              возле мегахолла!
               
Затем вновь возобновляет разговор с Че.

              Поворачиваем… Вижу торговый
              Комплекс. Что дальше?

                   ЧЕ

              Паркуйся! Но не у главного входа…
          Объедь комплекс справа… Остановишься
          на стоянке у северного входа! Дальше…
          Поставь машину как можно ближе ко входу,
           понял?! К тебе подойдут мои делегаты…
          Слушай еще, Мокрушин!

                МОКРУШИН
                  Ну?

                  ЧЕ

         Ты так и… рассекаешь на
         «Гелентвагене»?

               МОКРУШИН
      Я вижу, ты хорошо информирован.

                 ЧЕ
      При тебе находятся женщина и собака?

      Мокрушин, прежде, чем ответить, вытирает рукавом струяющийя по лицу пот.

      Ну… ты меня просто поражаешь!..
         
                 ЧЕ
    Я все про тебя знаю, шайтан!
    Твои фокусы сегодня не покатят!
    Паркуйтесь, где сказано! Ожидай…
      К тебе подойдет мой человек! И
      сообщит новые инструкции!!


НАТ. ГИПЕР-МАКСИМА. 13.00
На нескольких площадках – сотни разнокалиберных машин.
Крупнейший комплекс в Москве и Восточной Европе.
Камера показывает различные фрагменты мега-холла.
Внутренние помещения: маркеты, бутики, кафе, кинотеатры, ледовая арена, переходы, арки, галереи.
Праздничная атмосфера субботнего дня. 
Большое скопление людей. Невероятно много покупателей и просто зевак.
Одна машина из прикрытия, обогнав «гелентваген», проследовала вдоль довольно плотно уставленной транспортом автостоянки к северному входу.  другая отвалила еще раньше — следовало объехать весь этот гигантских размеров торгово-развлекательный комплекс…
На фоне интерьеров комплекса – слышны переговоры.

               ГОЛОС В РАЦИИ

          Полста седьмой!  Здесь, у южного
          грузового терминала, что-то странное
          происходит!..

               МОКРУШИН

          Доложите, что еще видите?!

Одновременно бросает Измайловой

          Притормаживай! Не гони…
          Спокойно, милая…

               ИЗМАЙЛОВА

           Мы и так плетемся со скоростью
           черепахи!
               
                ГОЛОС В РАЦИИ

        Две «алки» маневрируют… Как будто хотят
        проезд загородить. Народа что-то особо
        не видно… Грузовые ворота запирают
        изнутри… У аппарели под выгрузкой стоит сейчас 
        только один грузовой фургон… И еще вижу
        большой микроавтобус… серый «фольксваген»!!

                   МОКРУШИН (в рацию)

          Что нарисовано на бортах фургона?! Есть
          Какие-нибудь надписи? Или – рисунки?!
                

НАТ. САЛОН «ГЕЛЕНТВАГЕНА» — ПАРКИНГ ТРК «ГИПЕР-МАКСИМА»

                  МОКРУШИН
         
           Анна, он здесь! Они все здесь!!! А не
           в аэропорту или около!!
           Ах ты… беда!!

«Гелентваген» – тем временем — въезжает на паркинг…
Виден северный проход, где действуют почти дюжина автоматических дверей…
Впереди, в сотне метров, движется – как бы выбирая место парковки —  точно такой же «Гелентваген», как у них. Это единственная хитрость и тактическая уловка, которую они, находящиеся на острие сотрудники «Антитеррора», сейчас могут себе позволить…

                 ГОЛОС В РАЦИИ

              Полста седьмой! Докладываю!
              На бортах грузовой фуры нарисованы
              Два полосатых кота!!



Не убирая левой руки с руля, Измайлова, просеивающая своим взглядом окружающую их действительность во всей ее доступной человеку полноте, правой отщелкивает ремешок. Фиксирующий в подмышечной кобуре рукоять «беретты» — каждый из агентов приспосабливает амуницию под себя.
Тоже самое делает Рейндж.
На заднем сиденье заколготился пес… Явно чем-то обеспокоен… даже заскулил!

Из-за ряда машин – едва не под колеса гелентвагену – выскакивает мужчина в форме охранника и в маске.


  И еще двое – справа! Эти – с «калашами»!
                  
                  МОКРУШИН
         
             Атас! Берегись стрелков!!!
             Полный газ!!!!

НАТ. ТРК ГИПЕР-МАКСИМА – СЕВЕРНЫЙ ВХОД – 13.10

Мощный «Гелентваген», набирая на коротком разбеге скорость, мчится теперь меж двух рядов припаркованных машин!
  Разгоняясь, казалось бы, для того, чтобы вмазаться — в каком- 
  то безумном порыве — в  стену комлпекса!..
Один из стрелков работает из «калаша» по другому «гелентвагену» — резервный джип едет, осыпаемый очередями, уже с пробитыми стеклами – по инерции. Боевик, переодетый в форму охранника, разворачивает в их сторону пышущее боевым азартом лицо. Поворачивается всем корпусом… но  поздно: джип принимает его на передний бампер!

                       МОКРУШИН

                  Полный газ!! Аптека!!!!!!

Сзади осыпалось стекло из-за попадания автоматной очереди!
Джип вильнул – попадание в одно из задних колес!!
Пуля пробивает уже и переднее стекло! Чиркает два ли не по носу Мокрушину! И «оттяпывает» кусок уха у овчарки!

                        МОКРУШИН.

               Дави на газ!!! Анна, аптека!!!!!

Правая нога Измайловой до отказа вдавливает в пол педаль акселератора. Рука на баранке; поверх ложится ладонь ее старшего напарника!
Их общие действи, их воля, задают разогнавшемуся джипу единственно верное, единственно возможное направление…
Массивный «Гелентваген» — с грохотом и скрежетом, в брызгах стекла — влетает в витрину расположенной на первом этаже ТРК «Евроаптеки»!
Высаживает при этом и саму витрину, за которой находятся стеллажи, и целиком коробку двери запасного выхода!..

Одновременно срабатывает блокировка всех без исключения внешних дверей ТРК «Гипер-Максима».
На виду у недоумевающих – и ничего пока не понимающих граждан —  скользят вниз  крепкие, способные выдержать удар микроавтобуса или среднего грузовика, металлические жалюзи.

Примечание. Допматериалы к заявке по запросу.